Сб, 26 мая, 18:43 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Культура и образование » Сотрудники Аргунского музея-заповедника, участники НИЭ "Неизвестная Чечня" и спелеологи из Крыма совершили экспедицию в Галанчож

Сотрудники Аргунского музея-заповедника, участники НИЭ "Неизвестная Чечня" и спелеологи из Крыма совершили экспедицию в Галанчож

12.05.2017 11:56

На первомайские выходные дни Аргунским музеем-заповедником совместно с НИЭ «Неизвестная Чечня» и группой спелеологов из Крымского федерального университета был организован двухдневный выезд в Галанчожский район Чеченской Республики с целью выявления и исследования памятников культуры чеченского народа, а также изучения подземных гротов и пещер, находящихся на территории региона.

Рано утром 30 апреля члены нашей экспедиции, как обычно, собрались на восточной окраине села Гехи и, по дороге Гехи – Галанчож, выехали в направлении с. Рошничу, чтобы через территорию Нашхи проследовать к озеру Галанчож. Маршрут был выбран таким образом в связи с тем, что проехать к озеру напрямую по дороге Гехи – Галанчож было невозможно из-за разрушения дорожного полотна в районе бывшего озера Хасан в результате бомбового удара еще в период так называемой второй чеченской войны.

Погода выдалась ясной и солнечной, что поднимало нам настроение и, в определенной степени, придавало уверенности в успехе нашего предприятия.

После выезда из Гехов открылся прекрасный вид на зеленеющие вдали Черные горы, за которыми виднелись местами еще покрытые снегом вершины Нашхой-Лам и Ерда-Корта, через перевалы которых нам и предстояло добраться до Галайского озера.

Качество дороги оставляло желать лучшего. Отреставрированная в прошлом году известным предпринимателем и меценатом из Гехов, выходцем из Хийлаха, Арби Амерхановым дорога за зимний период местами была разбита грузовыми машинами, которые перевозили людей, занимавшихся сбором черемши. Но наши полноприводные «Уазики», «Нивы» и «Газель» успешно прошли эти сложные участки. Правда, одна машина со спелеологами из Крыма из-за неполадок с электрооборудованием, все-таки, вышла из строя, и ее пришлось оставить на обочине дороги недалеко от с. Ажгичу, а гостей перераспределить по другим машинам.

Вскоре мы перевалили через хребет Муши-дукъ и, проехав одноименную живописную котловину, стали подниматься к перевалу Вел-Кач, ведущему в Нашху.

Через несколько часов, проследовав около нашхойских сел Хийлах, Чармах, Моцкара, Тийста, где в прошлом году были начаты восстановительные работы и уже были восстановлены две башни и одна мечеть, кавалькада из наших машин поднялась по тийстинскому серпантину к старой дороге, чуть выше известной красавицы-арки по дороге на Галанчож. Хайбах и Хижигха остались в стороне, хотя и они хорошо были видны сверху при подходе к Верги-Ламскому перевалу.

Проехав перевал, находящийся на высоте свыше 2000 метров, группа начала спуск к одной из жемчужин западной Чечни – священному озеру Галанчож, переместившемуся сюда в соответствии с легендой из Ялхороя в виде огромного белого быка с голубыми глазами и растаявшего после того, как его запрягли в плуг для пахоты.

Расположив свой базовый лагерь на поляне рядом с озером, и оставив в нем двух человек, члены экспедиции выдвинулись по южному склону Верги-Лам на север, к месту слияния рек Галайской Гехи, почему-то обозначаемой на картах как Осу-хи, с Аккинской Гехи у подножия Вийлах-басе.

В 90-е годы прошлого века жителем с. Шалажи Шамсадом Мусостовым от озера Галанчож до селения Корги была проведена дорога, по которой мы, сначала, постарались проехать на своих автомобилях. Но обыкновенная грунтовая дорога, пересеченная множеством оврагов с родниками, и оставшаяся без ухода в течение нескольких десятилетий, подверглась эрозии, став непреодолимой преградой для авто, так что нам пришлось идти в сторону Корги в пешем порядке.

Первым на нашем пути было небольшое селение Кербита (К1ербит1а), находящееся на небольшом возвышении прямо над Галайским озером, к северо-западу от него. От бывших жилых башен здесь сохранились лишь отдельные фрагменты стен, а от боевой «Тайпан б1ов», некогда гордо возвышавшейся над голубой чашей озера, осталась лишь большая груда камней.

Зафиксировав полуразрушенные объекты на территории поселения, и проведя необходимые замеры и фото-видеосъемку, группа продолжила свое движение на запад и, вскоре, подошла к с. Кербича (К1ербича). Это поселение, расположенное ниже, чем Кербита, было вдвое крупнее последнего. Но ни одна постройка здесь не сохранилась в первозданном виде, одни лишь стены жилых башен. Недалеко от селения, на западной ее стороне, находилось огороженное невысокой каменной оградой кладбище с большими надмогильными плитами, на которых можно было различить надписи на арабском языке.

Продвигаясь дальше вниз по склону горы к с. Корги (Кхоьрга), мы наткнулись на Селинг, рядом с которым находился ряд полностью разрушенных и раскопанных языческих объектов. По всей видимости, здесь поработали так называемые черные копатели. Из целого комплекса сооружений языческого периода практически ничего, кроме самого Селинга, не сохранилось. – Что это такое?

И вот мы в селении Корги, находящемся на склоне горы на высоте несколько десятков метров над небольшой, но шумной рекой Гехи (Галайской), как раз перед ее слиянием с одноименной рекой, текущей из Акки и Ялхороя. В этом относительно небольшом поселении, названном таким образом, скорее всего, из-за множества диких груш, растущих в окрестности, достаточно хорошо сохранилась очень красивая и своеобразная трехэтажная жилая башня, построенная далеким предком жителей Рошничу и Шалажи – Базаевых, Закриевых, Джанчураевых – Г1алахом. Если иметь в виду огромную воронку от бомбы в нескольких метрах от нее, то сохранилась она каким-то чудом. Правда, из кровли башни остался только опорный столб («аьрда б1ог1ам») и одна полусгнившая балка («дукъо») межэтажного перекрытия. Что же касается следов войны, то они, в виде воронок или неразорвавшихся бомб и ракет, встречались нам, буквально, на каждом шагу.

На южной стороне башни, прямо на арочном камне над входом на второй этаж, по-арабски было написано имя «Якуб» и 1338 год по хиджре. Эта дата является годом рождения последнего владельца башни – Якуба Закриева, 1918 года рождения, выселенного в Среднюю Азию в далеком 1944 году именно из этой башни. Так и не сумев вернуться к своему родному очагу, он сделал эту надпись на память для своих потомков незадолго до своей смерти.

Совсем рядом с селением находилось небольшое кладбище, в центре которого стояло большое развесистое грушевое дерево. На больших надмогильных плитах достаточно хорошо сохранились записи на арабском, сообщавшие кто и когда захоронен в этих могилах.

Корги – самое дальнее северное селение Галанчожа - было не безразлично автору данной статьи, так как отсюда была родом моя бабушка по отцу, дочь Яса1а (брата Б1азы) Хедишт (Дала декъала бойла уьш!), ставшая женой моего деда - Iелин Iумхи - в самом начале XX века.

По рассказам стариков, выходцами из Корги являются Кориговы из Ингушетии (ответвление от прадеда Б1азы – Г1амашки), а также Альдиевы и Альтиевы, являющиеся боковой веткой от деда Б1азы – Аьлды).

Тщательно обследовав поселение, произведя фотосъемку и зафиксировав исследованные объекты на видео, группа спустилась к реке и разбила лагерь на правом его берегу, как раз напротив урочища Миндар-юххе, где, по преданиям, галайцы обычно собирались на все свои значимые общественные мероприятия.

Хотя дело было к вечеру, мы, слегка перекусив и расставив свои палатки, решили в тот же день сделать разведку ущелья реки Гехи, к северу от нас, где находились пещеры и остатки старинных укреплений галайцев, преграждавших путь вражеским отрядам в Галанчож и далее в высокогорье Чечни. Разведка прошла успешно, была определена тропа и места перехода с одной стороны реки на другую. После ужина, группа, вдоволь поделившись друг с другом впечатлениями от увиденного за день, расположилась на ночлег.

Ночь выдалась прохладной. Несколько часов кряду шел дождь. Но, к всеобщей радости, к утру он прекратился, и выдался не по-весеннему теплый и солнечный день. На следующее утро, в 6 часов, после завтрака, члены экспедиции, в полном составе, вместе с крымскими спелеологами, выдвинулись в сторону ущелья.

Не прошло и часа, как мы подошли к видимому еще издали гротовому комплексу, состоящему из нескольких десятков больших и малых пещер. Большинство из них было пустым, а в нескольких, использованных людьми под солнечные могильники, сохранились человеческие кости.

Оставив пещеры для исследования нашим гостям - спелеологам, мы углубились в ущелье. Двигалась группа вдоль берега реки по узкой, едва заметной тропинке. С левой стороны над рекой вертикальной стеной нависал скалистый хребет, с правой стороны, по которой мы шли, скалы чередовались с относительно пологими склонами лесистых гор.

В скором времени ущелье реки немного расширилось, и на противоположной стороне реки на достаточно узкой террасе на высоте 40-50 метров перед нашими взорами предстали несколько полуразрушенных башен, входивших в целый комплекс оборонительных сооружений, растянувшихся на протяжении несколько десятков метров. К башням вела узкая тропинка, по которой с трудом мог пройти один человек.

В комплекс входили остатки двух боевых наскальных башен, каменная стена, соединяющая боевые башни друг с другом, несколько подземных и наземных склепов, а также один Селинг.

Перейдя вброд через ледяную воду на другой берег реки, члены экспедиции во главе с неизменным проводником и гидом, известным краеведом и знатоком гор Хизиром Яхъяевым основательно изучили находящиеся там памятники культуры, замерили и привязали их к местности, а также провели фото и видеосъемку.

К полудню мы вернулись в свой лагерь у Миндар-юххе. Пообедав и свернув свои палатки, члены экспедиции двинулись в обратный путь. Возвращаться решили по руслу реки, через галайские поселения Бурги-г1аланаш, Акха-Басе, Эсалашка, находящиеся на правом берегу реки.

Бурги-г1аланаш (башни Бурги) расположены на левом берегу реки Гехи, прямо напротив селения Корги. По рассказам стариков, Бурга был знатным и уважаемым человеком в галайском обществе и прожил долгую и достойную жизнь. Умирая, он сделал следующее завещание своему сыну: «Не жалей своего состояния на садаку, потребляй только сладкую пищу и не живи с женой целую неделю». Поняв завещание отца буквально, сын, после смерти отца, начал налево и направо раздавать имущество своего отца, есть только сладкую пищу и каждую неделю приводить в дом новую жену. Таким образом, он вскоре лишился всего отцовского наследства и вынужден был уехать батрачить на равнину.

Бурга построил несколько башен. В угол одной из них был вставлен так называемый «Плачущий камень», имевший форму человеческого лица. Башню эту называли «Биелха кхийра б1ов» («Башня плачущего камня»). По одной из легенд именно из этой башни вышел род Белхороевых.

В настоящее время в Бурги-г1аланаш сохранились две полуразрушенные башни. Несколько грубоватая техника кладки и дверные арки, сделанные не из цельного камня, а с использованием нескольких каменных плит говорят о древности этих башен.

Следующим на нашем пути был самый крупный населенный пункт Галанчожского района – Акха Баса, откуда, по сведениям Ахмада Сулейманова, и вышли все галайцы. Сохранность каменных сооружений здесь выше, чем в любом другом галайском поселении.

В связи с недостатком времени исследование Акха Баса, также, как и бывших галайских населенных пунктов 1ами, Мочча, Очакхи и Ч1уша было отложено до следующего нашего выезда в Галанчож.

Последним пунктом нашего посещения стало небольшое поселение Эсалашка, которое находится совсем рядом с Акха Баса. В первую очередь нас интересовала там основательно разрушенная мечеть, находящаяся на территории местного кладбища. Скорее всего, она была обстреляна с воздуха или подорвана изнутри в период депортации чеченского народа. В соответствии с датой на одном из камней в стене культового сооружения, ее возраст составляет 276 лет.

Неплохо сохранилась в Эсалашка одна жилая башня. Единственное – один ее угол был разрушен в результате ракетного обстрела. Часть ракеты до сих пор находится в разрушенной стене. Член нашей экспедиции Турпал Мунашев постарался вытащить ее, но она основательно засела в углу стены.

После обследования Эсалашки, группа поднялась к базовому лагерю у озера и подведя итоги двухдневной работы экспедиции, отправилась в обратную дорогу.

Что касается деятельности группы спелеологов из Крыма, то можем сообщить, что она провела большой объем работы, исследовав множество пещер и гротов на территории Галанчожа и Нашхи. К примеру, она исследовала крупную пещеру недалеко от Тийста, размеры которой составляют 60 метров в длину, 30 метров в ширину и 48 метров в высоту. Но об это мы расскажем в одной из следующих статей.

Хамзат Умхаев, член научно-исследовательской экспедиции "Неизвестная Чечня"

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

293

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter