Сб, 22 сентября, 13:44 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Экспресс-аналитика » Глава Чечни Р. Кадыров: Второго Путина у нас нет

Глава Чечни Р. Кадыров: Второго Путина у нас нет

28.06.2018 11:31

Интервью Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова корреспонденту «Известий» Александре Красногородской.

Футболистов нужно настраивать на победу индивидуально, считает Глава ЧР Р. Кадыров. Причем делать это можно даже дистанционно, уверен он. В интервью «Известиям» лидер Чечни рассказал о перевербовке сторонников ИГИЛ, детских боях без правил, борьбе с коррупцией в республике и о том, почему действующий Президент России должен оставаться на своем посту неограниченное число сроков.

— Накануне чемпионата мира по футболу на сборную России обрушился шквал критики. Вы были одним из тех, кто не поддался на провокации и, наоборот, поддержал наших игроков. Почему?

— Давать оценку со стороны очень легко. Сначала надо понять, насколько это сложно и серьезно — играть в футбол. Лучший мотиватор и лучший тренер — это болельщики. И если у команды не получается игра, значит, мы плохо болеем. И даже если что-то не получается, надо подсказывать, надо правильно мотивировать игрока, давать ему дополнительную энергетику. Мы должны поддерживать свою команду. Как бы мы их ни ругали, они всё равно будут получать свою зарплату и премиальные, они будут жить прекрасно, а играть — как могут. А вот если мотивировать и поддерживать, то они смогут точно.

Как я могу не поддерживать нашу команду? Это же наши игроки. Я мог относиться по-другому, но решил, что буду поддерживать и обращу на это внимание. И мне кажется, у меня получилось. Сегодня нашу сборную поддерживают все, каждый город России наполнен патриотизмом, российским духом. Думаю, что это уже результат — мы такого никогда не добивались. Думаю, наша команда будет нас радовать, а мы — поддерживать при любом результате. Ведь это — наша команда.

— Вы сказали, что болельщики должны мотивировать. Давайте представим, что мы с вами — болельщики на стадионе. Что бы вы кричали, как мотивировали?

— Я всегда персонально обращаюсь к каждому футболисту: «Почему ты этого не сделал? Давай, ты же можешь!» Я нашим говорю: «Давай вместе скажем: «Ахмат», вперед!» Надо найти частоту футболиста и чуть-чуть направить его.

— Дистанционно?

— Да, почему бы и нет? У каждого человека есть свои частоты, и к каждому надо относиться индивидуально. Один понимает, когда его хвалят, второй — по-другому. Когда я жму руку или обнимаю футболиста, у меня всегда индивидуальный подход. Я знаю, как буду услышан. Надо говорить так, чтобы человек не просто услышал тебя, а слушал и принимал во внимание. Станислав Черчесов нашел общий язык с футболистами, и они вышли как единый механизм, и показали красивую игру. Значит, правильно их поддерживают наши болельщики: и успех есть, и удача нам сопутствовала.

— Мне кажется, в вас живет потенциальный футбольный тренер.

— Нет, из меня тренера никогда не получится. Но когда я воевал, руководил – мог найти общий язык со всеми, еще будучи совсем молодым. Умел повести за собой отряд, какие бы сложные пути ни были. Мы ищем хороших тренеров. Их надо воспитывать, открывать школы, всячески помогать. Это сложная работа — футбол. Бегать за мячиком только в детстве было можно, сейчас это целая система. Больше надо думать головой, чем ногами.

— Сегодня Россию охватила настоящая футбольная лихорадка: все смотрят матчи на стадионах или по телевизору. Вы следите за чемпионатом?

— Конечно, я тоже смотрю. Все ушли от политики — получают удовольствие, болеют, радуются. Как всегда, стратегия нашего президента Владимира Путина правильна. В самое нужное время провели Олимпиаду, в самое нужное время — чемпионат мира.

— За сборную России мы болеем, как говорится, по умолчанию. А игра каких еще сборных вам нравится?

— Я не болею за команды. Мне нравится, как играет Роналду или Мохаммед Салах, который останавливался у нас в республике. Он очень умный, простой и спокойный парень. У выскочек и в футболе, и в шоу-бизнесе, и в любой другой сфере бывает короткая жизнь. Мне нравится, как играет наша команда «Ахмат». А так я смотрю, как играют футболисты.

— В горы Мохаммеда Салаха приглашали?

— Приглашал. Но не в этот раз. Он сказал, что обязательно приедет. Сейчас идет чемпионат, они не имеют права. Он сказал, что ему очень понравилось и он приедет в республику на несколько дней. Это его слова.

— Не так давно вы внесли в Госдуму предложение не ограничивать количество президентских сроков для действующего главы государства. Почему вам кажется правильным это решение?

— Если граждане России хотят видеть развитие государства, чтобы нас не уничтожили наши «друзья», то второго Путина у нас нет. Как бы мы ни игрались в политику, нам нужен президент Путин. Я говорю «нам» — это государству, обществу. Правильность его политики, мудрость, дальновидность, стратегии развития экономики, безопасности и политики — любое направление. Россия как государство сегодня не только существует, но идет вперед благодаря Путину. Если народ его отпустит, это будет неправильно. Кто вытащит нас из сложной ситуации? Самые сильные государства пытаются делать на нас нападки каждый день: политически, экономически, в военном плане. На личных отношениях Путин удержал ситуацию и ведет нас вперед. Я предложил это для того, чтобы спасти наше государство, сделать его еще сильнее. А так — на всё воля Всевышнего, это моя позиция. Кто бы что бы мне ни говорил, я от этого никогда не откажусь. Я гражданин России, Герой России, поэтому мне небезразлична судьба нашего государства. Владимир Путин мне нужен потому, что он спас мой народ, восстановил республику, покончил с войной. Мы благодарны ему. Не только я — большинство россиян хотят этого. Люди должны с открытыми глазами говорить правду. Единственный, кто не хочет этого, — тот, кто хочет разрушить наше государство. Те же, кто хочет мира для России, все вместе скажут: «Нет, ты не должен уходить». Я считаю, что народ его не отпустит, он не должен уходить — он должен править еще.

— Вы говорите, что Владимир Путин должен остаться, чтобы спасти Россию. От чего сегодня нужно спасать Россию?

— От Запада, от Европы. Они хотят нас расчленить, а потом уничтожить. Мы же видим, что они творят в разных государствах. И им нужна Россия. У нас много земли, много природных ресурсов. Сирия в чем виновата? А Ливия? Им неинтересно, что происходит с народом. То же самое они хотят сделать и с нами. Политика — это щепетильный вопрос. Но человек, который сегодня умеет держать хорошие позиции в мировой политике, — это наш президент.

— Какое-то время назад администрация Instagram закрыла ваш профиль. Как это отразилось на вашем общении с внешним миром?

— У меня было много подписчиков и в Facebook, и в Instagram. Америка была третьим по количеству подписчиков государством, каждый день добавлялись по 5–7 тыс. человек. Instagram смотрели американцы, их ведущие каналы делали сюжеты. Хотя они были против меня, всё равно все читали. Я не просто ставил фотографии или ролики. Были политические темы, социальные и другие. Закрытие профиля повлияло на иностранных подписчиков — сейчас я не могу с ними общаться. Они закрыли аккаунты, но они не закрыли меня. Это чистая политика. Они поняли, что меня читают, и от этого есть плюсы для нашего государства. Все тексты, фотографии и ролики я ставлю сам, сам отвечаю на вопросы. Смотрю, изменения делаю. Как я хочу, так и оставлю.

— Как сейчас идет восстановление республики после двух военных кампаний? Какими темпами создаются рабочие места и новое жилье?

— Республику мы восстановили, безработицу снизили до 9%. В 2007 году она была на уровне 76%. Когда я занялся политикой, экономикой республики — начал понимать, что часто все построено только на бумаге. Находил объекты, которые «строили» по несуществующим адресам, а деньги воровали. Поменять эту ситуацию и поставить на нужный уровень было очень сложно. Сейчас мы по всем показателям справляемся, очень хорошо работаем с иностранными инвесторами. Инвесторы постепенно заходят в республику. Очень интересные проекты есть в сельском хозяйстве, по малому и среднему бизнесу. Нам нужно еще года четыре, чтобы полностью решить проблему безработицы.

— А что касается вопроса обеспечения жильем?

— Обеспечение жильем — проблема не только России. В мировом сообществе, в Европе больше 50% жилье снимают. В этом месяце больше 50 семей, остро нуждающихся в жилье, получили квартиры. Сегодня семья получила четырехкомнатную квартиру в новом доме. Мне прислали фотографию, ролик. Я сказал мэру: «Если у них шестеро детей, муж болеет, обставьте квартиру. Фонд будет оплачивать». Что они будут делать в пустой квартире? Каждый день по мере наших возможностей помогаем остро нуждающимся. Строим жилье, люди покупают даже в элитных домах — средний, высший класс. Нормально всё, острых проблем нет у нас.

— В стране есть и другая проблема, с которой активно борются — это коррупция. Все мы слышали о громких делах, арестах. Как с этим обстоит дело в Чечне?

— Аресты губернаторов, глав районов, чиновников заканчиваются судом. А он выйдет через несколько лет и снова станет богатым человеком. Поэтому у нас другая стратегия: если мы видим, что человек допустил ошибку, деньги у него забираем и строим социальный объект, дорогу или помогаем людям. Он воровал — мы его посадим, и что изменится? Человек будет сидеть, государство его будет кормить, создавать условия для него. Я считаю, если воровал человек, у него надо полностью всё забрать. Больше ты не входишь в круг, который доверяет тебе. Выгнать и закрыть на этом тему.

Работу, которую человеку доверили, он должен выполнить на все 100%. Если я глава республики, я отвечаю за всё. «Я не виноват, а виноваты все остальные» — так не получится. Если руководитель не захочет, ни один человек не будет воровать, ни одной копейки. Могут где-то что-то придумывать, но не смогут, если руководитель будет заниматься делом днем и ночью.

— Меры, которые вы назвали — конфискация имущества и средств — эффективны?

— Конечно. Люди видят, что не просто увольняют или сажают, а реально всё, что есть, забирают, направляют на социальные нужды. Это действует очень хорошо.

– Нужно ли ужесточать существующее российское законодательство в плане борьбы с коррупцией?

— Нет. Надо поменять культуру. Как бы ты законы ни менял, ничего не изменится. Если человека не воспитать, одного посадишь — завтра другой придет, третий. На этом не выиграешь.

— Не так давно вы открывали новую мечеть в селе Беной, о ней много говорили. Ведется строительство православных храмов. Есть ли планы на будущее?

— Есть. В Шелковском скоро откроют новый православный храм, очень красивый. В Наурском районе недавно открыли очень красивый храм. Сейчас есть предложение построить новую церковь в Грозном, большой красивый храм с хорошими условиями, на площади 2 га. Я дал поручение правительству, мэрии Грозного проработать этот вопрос. Мы относимся ко всем религиям одинаково, создаем одинаковые условия. Я глава республики, а не только мусульман или чеченцев. Религия нигде не говорит, что надо ущемлять других. Надо одинаково относиться ко всем.

— Чуть больше года назад в СМИ разгорелся скандал относительно проведения в Чечне детских боев без правил. Сейчас такие соревнования проходят?

— Конечно. Надо с детства воспитывать дух, патриотизм, силу воли. Люди, которые подняли шум вокруг этого, просто хотели снова заявить о себе. Нашли фамилию Кадыровых и сделали из этого политику. Мы не нарушали ничьи права. Это был не титульный бой — просто показательный. И объявили показательный бой. Там были отец этого ребенка и я рядом со своим сыном. Обиженные на судьбу люди несут чушь и ерунду. На них не надо обращать внимания. Надо строить. Я хочу, чтобы мои дети, как и все остальные, были воспитаны в духе ислама, патриотизма, уважения к старшим. У меня три года исполнилось мальчику — он уже занимается спортом. Воспитывать ребенка надо начиная с семи дней, в 20 лет уже поздно ему что-то объяснять.

— Недавно в Грозном была открыта пятизвездочная гостиница, построенная на деньги арабских инвесторов. Куда зарубежный бизнес еще готов вкладываться в республике?

— Сегодня иностранные партнеры всё больше обращают внимания на сельское хозяйство и животноводство. Уже есть конкретные предложения от саудитов и других стран Ближнего Востока по конкретным проектам.

— Много лет идут разговоры относительно строительства в Чечне нефтеперерабатывающего завода. Недавно стало известно, что в республике будут строить битумный завод. Вы будете настаивать на строительстве НПЗ в дальнейшем?

— У нас есть договоренность с «Роснефтью» о том, что в республике будет построен битумный завод. Это выгодное решение. Сейчас уже подписаны все соглашения, и Игорь Сечин при своей высокой занятости обращает на нас внимание. Думаю, в ближайшее время он приедет в Чечню, мы заложим капсулу и начнем строительство.

— В одном интервью вы сказали, что устали быть главой республики и даже готовы уйти. Если вы уйдете, где вы видите себя дальше?

— От меня одного ничего не зависит — есть слаженная, знающая свое дело команда. Она решает и способна решать самые тяжелые проблемы. Я невыездной, нахожусь под всеми санкциями, которые есть. У нас есть президент России Владимир Путин, мы его пехотинцы. Право решения всегда остается за ним. Как скажет президент, так и поступим. Я пехотинец — выполняю приказы и всё.

— Какими принципами вы руководствуетесь при назначении людей на руководящие должности?

— Патриотизм. Самое главное, что человек воспитан в духе патриотизма — не болтает о нем, а делами доказывает.

— Ранее вы говорили, что на территории Чечни ведется серьезная работа по пресечению деятельности вербовщиков запрещенного в России ИГИЛ. Как сейчас обстоит дело с этим вопросом? Есть здесь представители этой организации?

— Самих вербовщиков уже нет. Но одновременно «они есть в каждом доме», потому что любой ребенок может нажать на кнопку компьютера. Сейчас они пытаются воздействовать на умы через интернет. Но наши духовные наставники тоже работают — они смотрят, где что пишут, и на их же сайтах доказывают, что они неправы, что их идеология абсолютно не связана с исламом. У нас хорошо получается. Если раньше на их сайтах 100% аудитории было за них, то сейчас 50–60% начинают думать и уходить с этих каналов.

— Реальных людей, которые создавали ячейки, в республике уже нет?

— Ячейки они за границей создают. Мы с ними очень хорошо работаем, нейтрализуем попытки. Владеем информацией о них на 99%.

— Вербовщиков можно «перевербовать», вернуть к нормальной жизни?

— Мы с ними работаем. Человека, который сидит в Европе, можно перевербовать, и он начинает работать на нас. Он делает заявление, одно слово сказал, ему пишут: «Ты — предатель». Эти шайтаны во все времена будут, с ними всегда надо бороться. Здесь появляются — их уничтожили, на другом месте они появятся всё равно. В России уничтожим, а дальше — как будет, так и будет.

— О чем бы вы хотели сказать, а я вас не спросила?

— Я всё делаю, чтобы не давать интервью. Я не люблю. Никак не могу привыкнуть к объективам. Лучше смотреть на автоматы, чем на видеокамеры. Если вы скажете: «Рамзан, спасибо за интервью» — это будет для меня самым приятным вопросом и пожеланием.

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

195

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter