Вс, 25 августа, 06:22 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Общество » Разбитые надежды и «гуманность» Волгоградского суда…

Разбитые надежды и «гуманность» Волгоградского суда…

19.04.2019 17:42

В Дзержинском районном суде Волгограда продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении супругов Ш. Межиева и М. Хаджиевой, обвиняемых в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

Межиев и Хаджиева обвиняются в совершении особо тяжкого преступления, основываясь лишь на инсинуациях следствия и признательных показаниях обвиняемых, достоверность которых крайне сомнительна ввиду обстоятельств дела.

Основанием для возбуждения уголовного дела явился рапорт оперуполномоченного ГКОН ОП №3 Управления МВД России по г. Волгограду И.Ш. о незаконном сбыте ему неустановленным лицом в ходе «проверочной закупки» через сеть интернет «закладку» с наркотическим средством массой 0,404 грамма.

22 августа 2018 года в качестве обвиняемых по данному уголовному делу привлечены супруги Межиев Ш. и Хаджиева М.

Разбитые надежды

Шамиль покинул малую родину с целью обосноваться в Волгоградской области - открыть свое дело и заняться ремонтом автомобилей. Взял с собой жену на сносях и троих малолетних детей. В Чечне осталась мать Шамиля, Зина Межиева, инвалид второй группы (ампутация руки - результат ракетно-бомбового удара), на плечи которой теперь легла обязанность заботиться о четырех несовершеннолетних внуках.

Помыкавшись в городе некоторое время и не имея возможности снимать жилье в городской черте, они, в целях экономии средств, арендовали небольшой домик в дачном поселке Городищенского района области, куда и переехали из города.

24 июня 2018 года Межиев с сыном на своем автомобиле поехал в магазин «Лента» г. Волгограда, с целью закупить продукты, и оказался рядом с группой молодых людей, которые громко в оскорбительной форме отзывались о руководстве Чеченской Республики и чеченских женщинах. При этом вызывающе посматривали в его сторону, словно ожидая реакцию на свою провокацию.

Глубоко возмущенный их словами Шамиль подошел к ним и дал одному из них пощечину, что немало удивило Шамиля, парни тут же дружно развернулись и, не проронив ни слова в ответ, ушли ….

Однако данная провокация должна была иметь продолжение. Последовавшие следом за этим неприятным случаем события - явное тому подтверждение….

Маски шоу, разбитый нос и черный пакет…

Наутро третьего дня после описанного выше инцидента, 27 июня 2018 года, Шамиль и приехавший к нему его троюродный брат Ахмед вернулись с молочного рынка и остановились у ворот дачи. В это время сзади остановилась тонированная автомашина «Газель», из которой выскочили люди в камуфляжной форме и в масках. Они насильно выволокли их из машины и положили на землю лицом вниз. При этом сломали Ахмеду нос и разбили лицо. После этого эти люди заскочили во двор, а несколько человек ворвались в дом, из которого стал доноситься плач испуганных детей.

Через некоторое время к даче подъехала белая иномарка, из которой вышел мужчина в гражданской одежде без маски и, не обращая на них внимании, тоже проследовал в дом. Затем их подняли с земли и посадили в «Газель». Ахмеду стало плохо и ему пришлось вызвать скорую помощь. Шамиля посадили в «Газель» и в компании подсаженных по дороге понятых повезли по разным адресам дачного поселка, имитируя поиск наркотиков.

А в это время в доме без Межиева и понятых был произведен обыск, точнее - имитацию, в ходе которой якобы был обнаружен и изъят пакет с веществом белого цвета, которое, по данным следствия, оказалось наркотическим веществом с содержанием N-Метилэфедрона массой 259,89 грамма.

По результатам обыска Межиев и находившаяся на седьмом месяце беременности Хаджиева были задержаны и помещены в следственный изолятор, им предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 228.1, ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ).

На почве перенесенного стресса у Хаджиевой прямо в СИЗО родился недоношенный ребенок с пороком сердца!

Доводы следствия

То, что обвиняемые не причастны к инкриминируемому им преступлению, видно даже из фабулы наскоро и грубо сфабрикованного дела.

В постановлении о привлечении Межиева в качестве обвиняемого указывается, что Межиев Ш.М вместе со своей сожительницей Хаджиевой М.Р. в конце марта 2018 года приехал в г. Волгоград на временное проживание и на следующий день после приезда - точное время следствием не установлено - на мобильный телефон Межиева и Хаджиевой в приложении «Телеграмм» пришло сообщение от неустановленного в ходе предварительного следствия лица, с предложением совместно совершить преступление в сфере незаконного оборота наркотиков, на что они согласились.

После этого, по версии следствия, неустановленное следствием лицо будто бы сообщило им место нахождения тайника с наркотическим средством для изготовления «закладки». За каждую «закладку» им обязались переводить на «киви-кошелек» абонентского номера по 300 рублей. Далее Межиев и Хаджиева якобы прибыли по неустановленному адресу, где под бетонным блоком взяли полимерный пакет с наркотическим веществом массой 0,404 грамма и закопали его перед своим домом по адресу: г. Волгоград, ул. Кожевникова, №11., о чем сообщили неустановленному лицу.

Узнав о месте закладки, неустановленное следствием лицо сообщило адрес и место закладки выступившему в роли покупателя старшему оперуполномоченному ОВД УНК ГУ МВД России по Волгоградской области И.Ш., который в ходе оперативно – розыскного мероприятия «проверочная закупка» 21 мая 2018 года в 18 часов 20 минут совместно со старшим оперуполномоченным того же управления Б.А. обнаружил и изъял у основания растущих кустов указанный пакет - «закладку» массой 0,404 грамма.

Далее в постановлении указывается, что Межиев с Хаджиевой, продолжая совместно с неустановленным лицом реализацию преступного умысла, с целью дальнейшего незаконного сбыта в особо крупном размере, приобрели у неустановленного следствием лица в неустановленное следствием время, в неустановленном следствием месте пакет с наркотическим веществом массой 259,89 грамма, которое хранили у себя в доме до его изъятия, а именно - в сумке с вещами, которая находилась при входе в зальную комнату справа у стенки.

Несостоятельность обвинения

Первое, что бросается в глаза даже неискушенному обывателю, - это сплошные неустановленные лица, адреса, время и никакой конкретики… Вызывает сомнения, утверждения следствия, что неустановленное следствием лицо вышло на связь с Межиевым и Хаджиевой через «Телеграмм» сразу на следующий день после их прибытия в Волгоград. Откуда этому лицо было знать, что они приезжие и номер их мобильного. На это четкого ответа у следствия нет, равно как нет ответа и на то, на чей именно номер пришло сообщение с предложением… В деле фигурирует масса мессенджеров, которыми якобы пользовались обвиняемые, но о существовании таких мессенджеров они прежде и не знали. Нелепо выглядит и то, что приехавшие в совершенно чужой город супруги вот так запросто согласились на столь рискованное предложение незнакомого им лица.

Если такой факт действительно имел место, то вряд ли следствию бы составило труда доказать факт использования ими сети интернет со всеми мессенджерами и «кошельками» и предоставить суду неопровержимые доказательства вины обвиняемых. Тем более что в протоколе допроса Хаджиевой якобы с ее слов сообщается, что она с мужем заложила как минимум 150-200 «закладок» по разным адресам и при этом адреса эти не указываются.

Вызывает сомнения и рапорт оперуполномоченного, на основании которого возбуждено уголовное дело. Так как кроме двух оперуполномоченных при изъятии «закладки» никто не участвовал. Ну и, конечно, не выдерживает никакой критики и версия выхода оперуполномоченных через неустановленное лицо на Межиева и Хакимову…

Не логично и то, что Межиев и Хаджиева, которые по версии следствия имели в прошлом опыт подобной преступной деятельности, стали бы делать закладку прямо под окнами дома, в котором они проживали. Более логично предположить, что это сделал либо недоброжелатель с целью мести Межиеву, либо это целиком импровизация самих оперуполномоченных….

Собака не учуяла, а нашли….

Обыск в доме Межиева и задержание были проведены с грубейшими нарушениями УПК РФ. В частности, обыск в помещении был проведен без участия понятых и самого Межиева. Понятые были поставлены перед фактом обнаружения упомянутого пакета, который при них не был обнаружен и вскрыт, и им не показывали его содержимое. О чем они и говорят в своих объяснениях. Они также заявили что при них по адресам, по которым их возили вслед за Межиевым, ни при работе кинолога с собакой во дворе дома и в машине Межиева ничего противозаконного оперативники не находили.

Эти же понятые в суде показали, что следователь в своем служебном кабинете в их отсутствие составил протоколы допросов и привозил им на подписи, в результате чего один подписал протокол у себя дома, а второй - на работе…

Но самое интересное это то, что наркотики в доме во время обыска не учуяла служебная собака … !!!

Это, пожалуй, можно объяснить лишь двумя факторами: первый - в пакете были не наркотики и второй - наркотики «приехали» вместе с собакой в одной машине…А в протоколе обыска указано, что наркотики выданы добровольно, в обвинении говорится о том, что они обнаружены в ходе обыска и изъяты…

При всем этом, со слов защиты и согласно заключению эксперта, на срезах ногтевых пластин рук Межиева и одежде следов каких-либо наркотических средств не обнаружено!!!

«Обещали отпустить жену и обманули»

Последний и самый убедительный довод следствия - признательные показания обвиняемых. Но и они получены не процессуальным путем, а путем обмана, угроз и шантажа, о чем обвиняемые заявили в ходе судебного заседания.

Пользуясь их юридической неграмотностью, следователь предложил Межиеву сделку: он признает свою вину, за это из СИЗО отпускают его беременную жену, а его приговорят условно и выпустят под подписку, выписав максимум штраф. В противном случае, пригрозив ему забрать детей в приют и надолго вместе с женой отправить на зону.

Такой же психологической обработке была подвергнута и находящаяся в СИЗО в предродовом состоянии Хаджиева М.Р.

Узнав о том, что их обманули и в отношении них обоих заведено уголовное дело, они отказались от своих признательных показаний, заявив суду, что были введены в заблуждение следователем и поддались на угрозы.

Еще теплится надежда

Несмотря на крайний срок беременности, Хаджиева была помещена в СИЗО и родила там недоношенного ребенка-инвалида… Очевидно, ни у следствия, ни у прокурора, и само собой у уважаемого суда, не нашлось оснований изменить ей, матери четверых несовершеннолетних детей, меру пресечения на несвязанную с содержанием под стражей)))). Меры, которую нередко суды применяют даже к рецидивистам, мошенникам и аферистам всех мастей….

Само по себе то обстоятельство, что по делу назначалось 12 заседаний суда, часть из которых отменялась или откладывалась еще до наступления даты проведения, а обвиняемых уже больше полугода содержат в СИЗО, уже является признаком слабости доказательной базы обвинения. Но еще теплится надежда, что суд внемлет доводам защиты и объективно разберется в деле.

Для торжества справедливости крайне важно, чтобы институт суда являл собой пример беспристрастного и независимого в своих решениях органа власти, инстанцией, где отчаявшийся человек может найти справедливость.

Абубакар Асаев, консультант аппарата Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

163

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться: