Сб, 20 апреля, 04:09 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Аналитика » Названо имя первого чеченского проповедника

Названо имя первого чеченского проповедника

05.03.2024 11:52

В 2023 году в журнале "Вопросы национальных и федеративных отношений", выпуск №8(101), том 13, вышла научная статья доктора исторических наук Тамары Шавлаевой "Духовенство исторической области Чеберлой: миссионер шейх Г1ада (по полевым материалам)". Работа интересна не только с исторической точки зрения, но и религиозной. Дело в том, что имя проповедника до сих пор не упоминалось в открытых источниках. В этой публикации мы предлагаем вам ознакомиться с данным материалом за некоторыми сокращениями ввиду его большого объема.

В современном чеченском обществе наблюдается повышенный интерес к представителям духовенства, которые принесли религиозные знания в этот край. Первым из тех, кто реально жил среди чеберлоевцев и строил свою миссионерскую деятельность, является шейх Г1ада из арабского племени Курейшитов, прибывший из Шамы (Сирия). По информации, которую Г1ада передал своим приближенным в Чеберлое, он являлся выпускником исламского медресе в Дамаске.

Как известно, религиозные школы в Дамаске появились рано, первое медресе там было построено в 1114 году. Дамаск, Багдад, Каир славились своими университетами, школами и библиотеками. Выпускники медресе, где позднее прошел обучение будущий шейх, отличались глубокой религиозностью. Как правило, поклявшись именем Аллаха, они становились на путь миссионерской деятельности – так случилось и с выпуском Г1ады. Стимулируя такой высокий энтузиазм учеников, из общей казны им выдавали жалованье в расчете на три года. За это время миссионеры должны были обустроиться на новом месте и начать свою деятельность по распространению ислама, не прекращая ее до конца своего жизненного пути и без права возвращения на родину.

Предания о жизни и миссионерской деятельности шейха передавались из поколения в поколение. Некоторые из них дошли до наших дней. Большую помощь в написании данной статьи оказала информация, полученная от 91-летнего Несерхо Юсупова из Макажоя. В юном возрасте ему не раз приходилось слушать рассказы многих старцев. В статье использованы сведения середины ХХ века, которые среди чеберлоевцев оставили нижеперечисленные соплеменники в возрасте от 94 до 105 лет: Жабраил из хутора Жиелашка, главный хранитель Книги для записей «Тептар»; Адада из поселения Садой; Шуайп из Макажоя; Тазу из селения Хой; Баи (чеч. - Ба1и) из Макажоя (в 1949 году ему было 94 года, т.е. 1855 года рождения).

Настоящее имя миссионера арабское – Зайн-аль-Абидин. Часто произносимой являлась краткая форма имени на чеченский манер 1абди и на тюркский – Г1абди. Учитывая, что в X-XI вв. Сирия была завоевана турками-сельджуками, а с 1250 года Сирией и Египтом правила династия Мамлюков, произношение имени на тюркский манер в арабской среде было привычным. Как отмечают исследователи Р. Мухаммед и С.М. Теребекова, государство управлялось тюрками, которые говорили на своем родном языке. Власть и влияние кипчаков-мамлюков было настолько сильным, что арабы были вынуждены изучать кипчакский язык.

Языки народов Кавказа тоже испытали большое влияние тюркизмов, такой выговор имени вполне вписывался и в чеченскую лексику, поэтому оформилась синкретическая форма – Г1ада. Отметим, что в чеченской антропонимике также издавна присутствуют имена Г1ада, Г1ади, Г1адаборш, Г1адал, Г1адам, с основой «г1ад», что означает на чеченском языке стебель, ствол, стержень, туловище и т.д., а также Г1овда, Гада, Гадаш. Не являются редкостью фамилии Гадаев (чеч.) и Гадаборшев, Гадиев (инг.). Дагестанские исследователи также относят имена Г1аду /Г1ади/ Г1ада/ Г1адалав с корнем «г1ад», т.е. голова, фиксируемые ими в качестве эпитафий на надмогильном памятнике, к традиционно аварским именам.

Путь будущего шейха в Чеберлой пролегал через села Дагестана. Его брат по родству, возможно, и по вере, Йунус остановился в соседнем дагестанском селе Ансалта. По преданию, Г1ада стремился попасть именно в Чеберлой, не соглашаясь обустроиться в других местах. Свое желание остановиться в этом месте, он позднее объяснил так: «Я не хочу, чтобы в будущем мою могилу пинали ногами».

По прибытии в Чеберлой Г1ада решил остановиться в местечке у подножия Макажоя – Чармахие (чеч. Ч1армахие). Переметные сумы с религиозной литературой и небольшим кожаным шатром находились на вьючном животном, а в руке он держал узелок с вещами первой необходимости. Подошли местные жители и увидели симпатичного молодого человека в возрасте 22-25 лет с черными волосами и мягкой улыбкой, а на его лице было заметно сияние – нур (свет). Диалог не получался, потому что обе стороны не знали языка, но чужеземец что-то говорил и говорил, а они с умилением смотрели на него, потому что их завораживала мелодия языка. В это время недалеко раздался громкий плач, выяснилось, что на руках несут угодившего в пропасть мальчика, который получил серьезные травмы. Г1ада прервал разговор и бросился к пострадавшему. Предание не доносит, как он лечил мальчика, но факт, что безнадежный больной вскоре выздоровел.

Молва о искусном целителе быстро разошлась по всей округе, и к Г1аде потянулись люди. Отметим, что в те времена была очень высокая смертность среди детей. Как свидетельствует полевая информация, на кладбище на одну могилу взрослого человека приходилось 7-8 детских могил. Лекари были особенно востребованы. Успешное лечение детей очень расположило местных жителей к чужеземцу. Его приглашали жить в семье, но он не соглашался. Ему приносили подарки, но он их не принимал. С первых же дней Г1ада начал увлеченно изучать местный язык. Таково было начало миссионерской деятельности Г1ады, принятого жителями в образе святого человека, которому были характерны сострадание, отзывчивость, уважение к языку и здешним жителям.

Он не говорил, в отличие от других, что принес новую религию, и ее надо принять, а иначе будет суровое наказание. Вторым шагом Г1ады было чтение в общественном месте Суры «Ясин» из священного Корана. Люди не знали, что он читает, о чем он говорит, но услышав пение молитвы, они собирались вокруг чтеца и внимательно слушали его, настолько приятным был голос чтеца, что сельчане не уставали часами ему внимать.

Третьим шагом его было, что Г1ада заявил, что желающих может научить грамоте и чтению, и стал набирать учеников. Ученики превзошли все ожидания учителя, освоив за один месяц трехмесячную программу.

Четвертым делом, Г1ада купил участок земли и корову, отказавшись наотрез от бесплатного получения. Построил скромное жилище и вскоре женился на местной красавице из уважаемой семьи. После замужества та стала еще красивей, и сельчане добавили к ее имени Нисбу Зезаг, т.е. цветок, эта кличка закрепилась потом в качестве основного имени.

В начале его миссионерской деятельности к новой религии приобщались медленно. Однако в процесс принятия были включены не только жители Макажоя, но и прилегающих хуторов. Г1ада относился ко всем одинаково: он не делил людей по религиозному признаку, дружил и беседовал со всеми. Он не насаждал свою религию и не проводил навязчивые агитации. Как-то Г1ада узнал, что один из его учеников плохо относится к носителям старых религиозных верований и даже готов разрушить их памятники, на что Г1ада отреагировал очень болезненно. Большой гуманист и противник насилия, он личным примером показывал красоту и превосходство новой религии.

Однажды у него спросили: «Г1ада, почему у тебя всегда бывает свежее лицо, и запах идет от тебя приятный?». Г1ада задал ответный вопрос: «А ты хочешь так?». Тот ответил утвердительно. Г1ада научил его делать омовение и молиться. При этом первоначальные требования были очень упрощенными.

Предания доносят, что миссионеры с новой религией заглядывали в Чеберлой и до появления в этих местах Г1ады, и после, однако они здесь долго не задерживались, тем более, не жили, и никаких сведений о себе не оставили, их имена не сохранились в памяти народной. Известно только, что ни один из них не был чеченцем, и говорили они на тюркском языке. Они пользовались услугами переводчиков и от того часто возникали казусные ситуации. Как территория, прилегающая к Дагестану – области, раньше принявшей ислам, древнее общество Чеберлой издавна было знакомо с нормами исламского учения. Как отмечает известный российский историк Я. З. Ахмадов, «…..по крайней мере с IV-V вв. в среду нахов начинают проникать ранние формы христианства, а с VII века – и ислам. Эта проблема наиболее развернуто исследована видным дагестанским исламоведом А. Р. Шихсаидовым. Первые шаги ислама на Кавказе относятся к VII-VIII вв. и связаны с арабскими завоеваниями. Процесс принятия ислама на территории Северо-Восточного Кавказа (Дагестан и Чечня) затянулся примерно на 900 лет».

Профессор археологии М.Х. Багаев свидетельствует, что на могильниках у селений Хой, Макажой, Кезеной, Тазбичи, Дышни, Боторч, Нижний Кокадой и др. обнаружены чурты Х-ХIХ вв. Поясним, что из приведенных сел именно Хой, Макажой, Кезеной входят в общество Чеберлой. Профессор философии В.Х. Акаев пояснил: «К моменту появления на территории Северного Кавказа завоевателя Хромого Тимура, в Восточной Чечне уже несколько веков существовали локальные мусульманские общины, имевшие экономические, культурные и духовные контакты с дагестанскими единоверцами».

Известный ученый, специалист по средневековой архитектуре Л. Ильясов пишет, что жители Чеберлоя одними из первых среди чеченцев приняли ислам. И, вероятно, поэтому здесь не сохранилось, в отличие от других районов Чечни, склеповых захоронений. Но тот факт, что здесь очень много склеповидных надгробий, говорит о том, что они были распространены в свое время и на этой территории.

Первый зафиксированный миссионер, оставивший данные своей биографии, осевший среди чеберлоевцев, внесший неоценимый вклад на пути религиозного и культурного просвещения – это шейх Г1ада, имя которого увековечено в историческом Чеберлое. Те, кто прошли обучение у Г1ады, отличались честностью, культурой поведения, трудолюбием, готовностью прийти на помощь ближнему. Макажоевский «Суд Страны» (чеч. «Мехк-кхел), в котором имели места ученики Г1ады, выносил самые справедливые и гуманные решения.

В спорных случаях в священную Мекку отправляли Дело, которое возвращалось через 3-6 месяцев с печатью экспертов, и ни разу Макажоевский суд не проиграл спор.

Местными жителями он не раз был замечен на дороге, ведущей к вершине Абдалов, где, по их мнению, собирались святые для решения самых важных вопросов. Известная всей округе в Чеберлое вершина Абдалов находится в окрестности селения Хой. Как известно, Абдалы, почитаемые как у суннитов, так и у шиитов, – это особо важная группа, занимающая высшую ступень в иерархии святых. У некоторых народов Кавказа, в частности, у лакцев, зафиксирована форма произношения «Авдалы». Концепция о святых – людях, особо приближенных к Всевышнему, заняла важное место в трудах таких суннитских авторитетов, как Абу-Талиб аль Макки (умер в 386 г. х. // 996 году н.э.), Али Худжвири (умер в 464 г.х. // 1072 году н. э.), Ибн Асакир (умер в 1176 году н.э.), Ходжа Абдулла Ансари (умер в 1088 году н.э.), Ибн Араби (умер в 1240 году н.э.), Ибн Халдун (умер в 808 г.х. // 1406 году н.э.).

Вот что рассказал наш уважаемый информатор Несерхо Юсупов, 91 лет, родом из Макажоя: «Святых, т.е. эвлия, много, и все они достойны уважения. Однако у них тоже есть свои ранги. Г1ада был лучшим из них. После чтения намаза и других молитв каждый раз я поминаю шейха такими словами: «Вознаграждение мне от Аллаха за это богоугодное дело я отдаю Тебе (шейху Г1аде – Т.Ш.), кто на своем месте, праведному и чистому («баьккхина мела ас д1ало меттарчу, бакъволчу, ц1еначу шайхана»)».

Устойчивая информация из поколения в поколение доносит, что датой смерти Г1ады, зафиксированной его учениками, являлся 800-ый год, а его брата Йунуса, шейха из Ансалта, – 801 год по Хиджре, что соответствует 1398/1399 годам по григорианскому календарю. В народной среде, как в Макажое, так и в Ансалта, не было других толкований по этому поводу. Они умерли сравнительно молодыми, в частности, Г1ада был в возрасте 53 года. Отсюда находим, что родился будущий шейх в 1345 году. Отметим, что в то время Сирией и Египтом правила династия Мамлюков. Сирия достигла наивысшего расцвета при правлении Насид-ад-дина Мухаммеда (1310-1341). Но при преемниках указанного правителя наступили сложные времена – начался упадок державы, чем успешно воспользовался позднее полководец Тимур.

Безапелляционное мнение о дате смерти шейха Йунуса ал-Ансалти – 801 год по Хиджре (1398 г.) дополняют еще и следующие убедительные факты. Сбоку текста силсилы шейхов Халватийа, составленном в первой половине XIX в., имеется приписка: «Дата смерти шейха Йунуса ал-Ансалта 801 год (начался 20.09.1398 г.)». Текст переведен с арабского языка известным арабистом и этнографом Т.М. Айтберовым. В документе из частного архива дагестанского селения Муни написано: «Дата смерти шайха Йунуса ал-Ансалти по родине (ватан) аш Шами (сирийца) по происхождению 801 год.

Далее владелец документа поясняет, как была установлена дата смерти шайха. Он пишет, что 25 мухаррама 1358 г.х. (16.03.1939 г.) с братьями-учеными Мухаммадом, сыном Ханмухаммадахаджи, и Давудилавом ал-Ансалти ал-Кили они посетили его усыпальницу (худжру). После внимательного рассмотрения надмогильной плиты дата смерти была обнаружена. «Я записал эту дату, чтобы она служила воспоминанием для наших братьев и следующих за ними». Далее он обращается к Всевышнему с просьбой: «О, Аллах, излей на нас благословение шейха и одари его заступничеством в Судный день….». Как видим, в тексте указаны две важные позиции – дата смерти и происхождение шейха, а посетившие усыпальницу люди являлись учеными-богословами, а не простыми людьми.

Из уст в уста передавая, чеберлоевцы трепетно сохранили дату смерти, а также связанные с ней подробности,  почитаемого ими шейха Г1ады. Шейх сказал своим приближенным, что в эти дни он чувствует себя очень плохо и знает, что ему от этой болезни не поправиться. Сообщение шейха всех повергло в шок, они не знали, что делать. «Я знаю, что вы будете опечалены, а мои похороны постараетесь провести, как можно лучше. Не надо лишних хлопот. Запрягите волов, положите меня на сани и слегка погоните их. Там, где они остановятся, меня и похороните».

На следующий день Г1ада умер на руках своих приближенных. Его похоронили так, как он завещал. Вскоре умерла его жена, затем умерли сын и дочь. Всех похоронили рядом с главой семьи. Желая быть рядом со своим шейхом, его приближенные завещали хоронить там же. Таким образом вскоре образовалось новое кладбище, хотя старое кладбище Макажоя находится в другом месте.

Через некоторое время над могилами шейха и его семьи возвели строение, куда стали подходить паломники. Там поочередно дежурили, а впоследствии стали назначать хранителей. В частности, позднее хранителями реликвий при Зийарате шейха длительное время были представители почетного рода Алдамовых, игравшие большую роль в обществе Чеберлой. После них пост хранителя стал выборным, потому что желающих было много. При этом старались, чтобы кандидат в какой-то мере повторял черты характера шейха: глубокую религиозность, гуманность, честность, отзывчивость.

Строение – Зийарат периодически ремонтировали и улучшали, а последняя реставрация с отделкой из дерева и современной кровлей произведена в наше время. В старом помещении сохранились обломки плиты, на которой отрывочно читается арабская вязь следующего содержания: Умелый Усман-Ваки Макаджйиский (Маккайич1а) 1295/1878 год. Обновил этот дом резчик Кади-Нурмухаммад. Хозяин этого - шейх Г1ада, во время...» (перевод сделал по нашей просьбе известный этнограф и востоковед Т.М. Айтберов, за что выражаем ему благодарность). Таким образом, становится понятным, что в 1295 году по хиджре, т.е. 1878 году н.э. этот дом – Зийарат - обновил мастер Кади-Нурмухаммад.

Если Г1ада прибыл в Чеберлой молодым человеком в возрасте 22-25 лет, как доносит предание, то получается, что это произошло в 1367-1370 гг., т.е. в самые тяжелые годы для Сирии в результате ослабления державы Мамлюков.

Г1ада прожил в Чеберлое около 30 лет, не отлучаясь никуда. Близлежащие к Чеберлою чеченские общества он не посещал, но его первые ученики, а также их ученики там бывали и доносили слово Аллаха. Сохранилось лишь несколько имен его учеников – Мата, Дай, Иба, Дада, которые посещали Нижний Чеберлой с проповедями. Сам шейх избегал большой публичной деятельности, но со своими учениками проводил много времени. Он не был оратором, но его тихая мелодичная речь завораживала слушающего. Вел полуаскетический образ жизни, однако был трудолюбив: свой участок земли обрабатывал, засевал, а также собирал урожай самолично. Сам же пас овец. Употреблял пищу из продуктов, полученных в личном хозяйстве, куда он вкладывал свой труд. Его отзывчивость и доброта восхищали всех.

Вот таким запомнился Г1ада в памяти народной. В последнее время его сравнивали с известным и глубоко почитаемым суфийским шейхом XIX века, пацифистом, эвлия Кунта-Хаджи Кишиевым. В последнее время у дагестанских исследователей появились новые сведения о дате смерти шейха Йунуса-ал-Ансалти, арабиста и преподавателя, на что обратили внимание и чеченские исследователи, потому что макажоевский шейх Г1ада умер чуть раньше своего брата из Ансалта. Как мы уже отметили, по утвердившемуся мнению, оба шейха скончались в 800 и 801 гг. по Хиджре (801 год по Хиджре начался 20.09. 1398 году), и смерть их наступила с небольшой разницей.

Шейх Г1ада похоронен в Чеберлоевском селе Макажое, а шейх Йунус – в Дагестанском Ансалта, т.е. там, где они реально жили, и началась их святость. Святость Йунуса проявилась в период жестокой засухи, повлекшей за собой падеж скота, а жизнь людей оказалась под угрозой. Всевышний ответил на мольбу Йунуса, ниспослав благодатный дождь, который явился спасением для флоры и фауны. Святость Г1ады началась с успешного лечения детей. По преданию, боль уходила, когда с пением Суры из священного Корана он прикасался к больному.

Современные дагестанские ученые вносят поправки в дату смерти шейха Йунуса. По их мнению, в трактовке допущены неточности, и реальной датой смерти шейха является не 801 год (начался 20.09.1398 г.), а 1007 год по Хиджре (начался 3.08.1598 г.). Как пишут исследователи, группа ансалтинцев смогла прочесть на его надмогильной плите три цифры – это 8, 0 и 1. По мнению историков, они их прочитали в обратном направлении. Трудности были с тем, что арабская цифра «0» пишется в виде точки, которая могла не сохраниться (или плохо читается). Что касается цифры 8, то в перевернутом виде она превращается в цифру 7. Эти же цифры они нанесли на обломок оригинала, а также на его копии. «… Мы полагаем, что расположение этих цифр на оригинальной плите шейха Йунуса дано в обратном направлении, т.е. слева направо». В позиции дат смерти учителей и учеников правильной выстраивается также дата смерти шейха 1007 год по хиджре. «Кроме того, по преданиям в селе Маккайч1об, на границе с Ансалтой, в обществе Чеберлой находится могила брата Йунуса – «шайха Йусуфа]».

Все подробности исследования и выводов на этот предмет изложены в статье известных ученых Дагестана Ш.М. Хапизова и М.Г. Шехмагомедова «Суфийский орден Халватийа в горной Аравии: новые страницы истории суфизма в средневековом Дагестане (XVI-XVII вв.». О макажоевском брате шейха Йунуса с именем шейх Юсуф в Чеберлое не известно ничего. По утвердившемуся мнению, братом ансалтинского шейха Йунуса считается макажоевский шейх Г1ада, так как они вместе прибыли в наш край с благородной миссией. Расхождения встречаются только в одном вопросе, какими братьями они были по степени родства – родными или двоюродными (по отцовской линии или материнской).

Уважая мнение дагестанских ученых о трактовке обсуждаемой даты, нам трудно утверждать, что богословы, посетившие в 1939 году усыпальницу шейха, прочитали дату неверно. Автор данной статьи, как этнограф, защищает мнение своих информаторов, которое совпадает с записями, оставленными учеными богословами прошлого века. При этом отмечаем, что современные дагестанские ученые высказали лишь высокую степень вероятности, а не категоричное утверждение.

Ранее мы считали, что к процессу завершения исламизации в Чеберлое решающее влияние имели события, связанные с именем шейха Берсы, которые активно протекали в Нахчмохке. Как пишет исследователь А. Тесаев, в 1598-1599 гг. Берса-шейх организовал Макажойский поход, завершив исламизацию дистрикта Чеберлой. Наконец, после 1599 года в результате принятия ислама республиканской властью в лице МехкКхела состоялся самый главный и судьбоносный – Аргунский поход Берса в Нашху, Майсту и Малхисту, разрушивший языческий институт жречества.

Однако в народной среде преобладает другое мнение, в частности, на пути исламизации Чеберлоя работала заложенная шейхом Г1ада и его учениками идея, которая отличалась чистотой, прямолинейностью и отсутствием баталий, а не краткосрочный Макажойский поход шейха Берсы. Заслуживает внимания также мнение известного историка Я.З. Ахмадова: «При этом есть неясность в том, была ли связана его (т.е. Берса-шейха – Т.Ш.) деятельность с собственно принятием ислама или же с утверждением в Нахч-Мохке в суфийской трактовке» …. Учение исламской религии в Чеберлой, как в граничащую с Дагестаном область, проникло намного раньше появления шейха Берсы на исторической арене. Ложная пропаганда о нежелании чеберлоевцев принять ислам распространялась в имамате Шамиля уже XIX веке, чтобы прикрыть свою преступную деятельность в Чеберлое. Она включала постоянные поборы, разрушение состоявшегося хозяйственного уклада, жестокие методы наказания, навязывание элементов чуждой культуры, – всем этим не брезговали воины имамата, с чем не могли мириться чеберлоевцы. В период Кавказской войны с их стороны имели место открытые протесты против диктатуры ммамата.

Хроники смерти двух шейхов, – Макажоевского и Ансалтинского, умерших с небольшой разницей, – в 800 и 801 гг. по хиджре (1398/1399 гг.) не вызывали сомнения в народной среде. Дата смерти Ансалтинского шейха Йунуса 801 год по хиджре зафиксирована в тексте силсилы шейхов Халватийа, составленном в 1939 году известными богословами, а также в документе из частного архива в селении Муни Дагестана. Высокая вероятность, допускаемая современными дагестанскими исследователями, что духовными лицами Ансалта прошлого века дата смерти шейха Йунуса прочитана неправильно, не совпадает с мнением наших информаторов. По их убеждению, Макажоевский шейх Г1ада и Ансалтинский шейх Йунус были братьями, жили в одно время и умерли в 800 и 801 гг. по Хиджре.

По нашему мнению, в селении Гуни российский исследователь И.В. Попов получил об убийстве Г1ады-шейха ложную информацию, смягченную в то же время необычной просьбой потерпевшего. Такое оповещение внесли в народную среду, скорее всего, целенаправленно, чтобы безболезненно расширить зону влияния Берса-шейха и отдать ему приоритет в деле исламизации Восточной Чечни. Проповедника с именем Дуча или Берса в Чеберлое не знали. Он там не жил и учеников не имел. Краткосрочный Макажоевский поход шейха Берсы в самом конце XVI века не играл решающей роли в исламизации Чеберлоя.

Исламское учение в Чеберлой проникло очень рано, хотя процесс исламизации периодами усиливался, потом ослабевал. В целом, в Чеберлоевском обществе работали заложенные миссионером Г1ада и его учениками религиозные идеи. Распространенная в имамате Шамиля XIX веке неверная информация о нежелании чеберлоевцев жить по правилам шариата являлась прикрытием преступных действий, допускаемых ими в Чеберлое. Разбойные грабежи газиев, совершаемые под прикрытием лозунга «Борьба с неверными», ни имели никакого отношения к Макажойскому шейху Г1аде, который прибыл в Чеберлой 1367-1370 гг. из Шамы с целью миссионерской деятельности. Он никем не убит, а умер по причине болезни на руках своих приближенных. Похоронен в Макажое, имеет Зийарат для посещения почитающих его людей. Шейх был абсолютно мирным и гуманным человеком, склонным, в какой-то степени, к аскетическому образу жизни. Рядом с ним можно поставить только известного суфийского шейха, пацифиста Кунта-Хаджи Кишиева, жившего в XIX веке.

К сожалению, муссируются события, не имевшие место в истории Чеберлоя, и никто не дает им должной оценки. Более того, приняв за основу не поддающуюся никакой логике информацию, современные исследователи с удовольствием ссылаются на нее как на истину в последней инстанции. С позиции высокого великодушия они даже отдают почтение шейху Г1аде – не существовавшей жертве – за то, что он своим проигрышем поставил своего убийцу на путь веры, и тот исламизировал Чечню под именем шейха Берсы.

Мы встретились с Тамарой Шавлаевой, которая дала нам краткий комментарий к этому материалу. Новизна данной статьи заключается в том, что в ней впервые описана биография реально жившего в нашем крае миссионера, деятельность которого предшествовала появлению в XVI веке на исторической арене Берса-шейха.

- До нас дошли рассказы о том, что деятельность Г1ады-шейха разворачивалась до появления грозного завоевателя Тимура (чеч. Темуркъа). На момент нашествия кочевников в наших краях религиозной деятельностью занимались уже взрослые ученики Г1ады-шейха в возрасте 20-25 лет. Из этого мы приходим к выводу, что шейх прибыл сюда ориентировочно за 25 лет до появления Тимура. По нашему мнению, такой расклад вполне соответствует логике. В то же время было бы наивно утверждать, что Г1ада-шейх был первым прибывшим в Чечню миссионером. Потому что в Дагестане, с которым мы веками живём бок о бок и имеем тесные торговые и родственные связи, ислам стал распространяться с VII века, - рассказывает Тамара Шавлаева.

Известно, что в Дербенте похоронены 40 сподвижников пророка Мухаммада (Да благословит его Аллах1 и приветствует).

Не может быть, чтобы на протяжении почти тысячи лет ислам не мог проникнуть в соседнюю Чечню. В разных сёлах нашей республики находят мусульманские памятники, датируемые началом X века. Естественно, были проповедники. И вот имя одного из них, проповедовавшего в XIV веке, нами установлено. Известно, где он жил, откуда был родом, а также многое о его миссионерской деятельности.

В своих исследованиях мы опирались на знатоков чеченских тептаров. Г1ада-шейх имел глубокое духовное образование и прибыл к нам из далёких краёв с миссионерской целью. Вёл полуаскетический образ жизни. Попытка сделать его главарём угонщиков скота в наших краях является кощунством, к сожалению, тиражируемым нашими молодыми исследователями в социальных сетях, да ещё дополняя высоким пафосом. Здесь явная подмена событий и персонажей, с которыми связали совершенно другого человека, что справедливо вызвало возмущение тех, кто почитает шейха, - резюмировала Тамара Шавлаева.

Подготовил Шамхан Ледиев

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |