Ср, 12 мая, 12:20 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Лицемерие

Лицемерие

03.03.2016 09:13

(по следам неудавшегося анализа) Много в современной печати несуразностей: есть околонаучные, псевдорелигиозные измышления, есть праздные рассуждения, рожденные с претензией на некое подобие анализа, но по своему содержанию и глубине более пригодные для послеобеденного чесания языком на кухне, нежели для официальных публикаций.

Фото с сайта vesti95.ru

Вот и доклад заместителя председателя оппозиционной партии «Парнас» Ильи Яшина, наскоро сколоченный под помпезным названием «Угроза национальной безопасности» и к тому же весьма самонадеянно причисленный к категории «независимый аналитический», ни к чему иному, кроме как к затрапезным словесным изыскам в московских кухонных тусовках, отнести невозможно.

Впрочем, по поводу его «независимости» спорить трудно – он действительно абсолютно независим от логики и от элементарного авторского умения построить хоть какое-то подобие причинно-следственной связи, хотя, возможно, и был бы приемлем в виде посредственного студенческого реферата где-нибудь на втором-третьем вузовском курсе.

Как бы там ни было, Яшин решил взять в карьер сразу со вступления: опорной темой для затравки он выбрал не что иное, как знаковое, одиозное ИГИЛ (организация запрещена в России). После нескольких пресных фраз в духе классической школьной политинформации о драматизме ситуации на Ближнем Востоке, он вдруг проводит неожиданную параллель между указанной террористической организацией и Чеченской Республикой. И горе-аналитика совершенно не смущает, что именно в этой республике переломлен хребет международному террористическому движению, проникшему в Россию в 90-х при полном попустительстве и вследствие крайне неуклюжей политики либерально-криминального правления. И то, что те правоохранительные органы, которые либерал Яшин называет боеспособной чеченской армией с намеком на их неконтролируемость федеральным центром, являются частями силовых структур России, он, конечно же, предпочитает игнорировать.

Затем он выражает «серьезные опасения» по поводу перспектив взаимоотношений Чечни и федерального центра и вспоминает старую сепаратистскую сказочку про выход из состава России. Очередная попытка реанимировать в Чечне бесперспективную идею сепаратизма – это все равно, что услужливо предлагать ледяной напиток человеку, только что чуть не замерзшему насмерть.

Ну, и конечно, как же без обвинений в адрес Путина, что его политика ведет к новой войне на юге страны?

А заявление о том, что патриотизм населения Чечни в отношении России напрямую связан с финансовыми потоками из Москвы, граничит с прямым оскорблением. Десятки тысяч чеченских парней отдали свои жизни за то, чтобы их семьи избавились от скрытых и явных врагов, навязанных нам демагогами, которым так старательно пытается подражать господин Яшин. Для него, как и для его единомышленников, в порядке вещей менять Родину на деньги, и ему невдомек, что наши силовики вылеплены из другого теста.

Яшин называет Чеченскую Республику криминальной группировкой, закрывая при этом глаза на то, что в нашем регионе чуть ли не лучшие по стране показатели общественного порядка, что мы вообще, к примеру, забыли о том, что автомобили могут быть угнаны, что на наших улицах невозможно встретить пьяного и так далее, и тому подобное.

"Господин" Яшин формулирует свою задачу как желание открыть глаза российскому обществу на истинное положение вещей в нашей республике. Но для этого, необходимо, как минимум, уметь анализировать как явление жизнь и политику в Чеченской Республике, уметь видеть за внешними признаками приводящие механизмы этого явления. А вот с этим – с умением то бишь, к сожалению, туго.

Поначалу Яшин решил остановиться на предвоенной обстановке в республике, на периоде дудаевской политической авантюры. Этот период Яшин называет «этнической чисткой». Очень однобокий и поверхностный вывод. Впрочем, как и все остальные.

Для того, чтобы понять, почему русскоязычное население Чечни оказалось после дудаевского переворота наименее защищенным, необходимо рассмотреть различия в устройстве традиционного чеченского общества и русского. Если чеченцы помимо признания официальной власти очень ревностно оберегают механизмы межтейпового регулирования внутриобщественных отношений, то русское общество практически всецело зависит от официальной власти. И в период, когда в осенью 1991-го года в одночасье были аннулированы все органы советской власти, и новые структуры, назначенные дудаевской хунтой, на протяжении трех последующих лет сохраняли лишь бутафорские функции, русскоязычное общество, не имевшее в отличие от чеченского, других органов управления, оказалось практически беззащитно. И криминальные элементы, которые очень быстро поняли свою безнаказанность, этой беззащитностью воспользовались сполна. Но господин Яшин молчит о том, что и дудаевский переворот, и последовавший криминальный беспредел, и войны, и ваххабитская идеологическая интервенция – очень яркий результат доминирования в 90-х годах либеральных идей в России. И к этим идеям до сих пор продолжает призывать партия «Парнас».

Далее автор подробно рассказывает о событиях первой и второй чеченских кампаний, позициях Ахмата-Хаджи Кадырова и Рамзана Кадырова, о трагедии 9 мая 2004 года и дальнейших событиях, и при всей драматичности тех событий и возможной кощунственности нежелания акцентировать в очередной раз внимание на тех днях, приходится признаться, что звучит это в изложении "господина" Яшина просто-напросто скучно. И это потому, что ничего нового Яшин не говорит, более того, повторяет обвинения, в тщетности и безосновательности которых убедились даже те, кто сами эти обвинения впервые сформулировал. Что уж говорить о тех, кто не совсем понимает то, о чем силится рассуждать?

Яшин сетует по поводу результатов выборов последних лет в республике. Ему не нравится то, что они слишком, по его мнению, однозначны и высоки. Ну, что тут скажешь? Есть избирательные комиссии, наделенные государством соответствующими полномочиями, и мы обязаны им доверять. Голословные обвинения в адрес их деятельности не делают чести их авторам и не способствуют улучшению ситуации, даже если нарушения в работе и были. Обвинения без доказательств – это клевета, пора бы знать.

Обвинения в адрес Главы Чечни Кадырова в агрессии против правозащитников тоже вызывают, мягко говоря, недоумение. Вряд ли человек станет посягать на свободу, а то и жизнь своего оппонента, если будет уверен, что первым подозреваемым станет он сам. А если это посягательство все-таки произошло, то не наталкивает ли это на мысль, что оно выгодно как раз тем, кто будет впоследствии выстраивать обвинения? Покушения на правозащитников и нападения на их офисы выгодны тем, кто хочет обвинить в этом политиков, чью деятельность эти правозащитники критикуют.

…Можно бы, конечно, подробно пройтись по всему докладу, но мне хочется остановиться на восьмой главе этого, с позволения сказать, аналитического документа.

Глава называется «Международный терроризм» и направлена на опровержение высказывания Главы Чечни Рамзана Кадырова о том, что «единственным местом в мировом сообществе, где побежден терроризм, является Чеченская Республика».

Подзаголовок «Подпитка для ИГИЛ» недвусмысленно заявляет о намерениях автора предъявить обвинение нашей республике не только в пособничестве врагам России, а в прямом участии в войне против нее.

Рассуждения Яшина, честно говоря, обескураживают с первых слов. В частности, в начале восьмой главы он говорит о неких противозаконных действиях Кадырова и в качестве примера приводит, якобы, его предложение привязывать террористов к самолетам и сбрасывать их на головы товарищей. Непонятно, с каких это пор высказанные предложения, скорее характеризующие отношение Кадырова к террористам, нежели его реальные намерения, являются нарушением закона. Это какая статья в УК РФ запрещает выражать ненависть к террористам? И почему это так задевает господина Яшина? Разве он к террористам относится не с такими же чувствами? Или я ошибаюсь?

Кадырову не надо создавать себе некий имидж борца с террористами – ему этот имидж создала сама жизнь в ответ на его бескомпромиссную борьбу с врагами Отечества. А то, что определенная часть граждан Чеченской Республики все еще подвержена влиянию чужеродных религиозных идеологий и, поддавшись ложным воззваниям, готова отвернуться от собственного народа, так это остаточные явления идеологического растления, приведшего Чечню к десятилетию военного ужаса и средневекового мракобесия, поощряемого в те годы либералом Ельциным и всеми, кто его окружал. И вряд ли автор доклада находится в неведении по поводу того, кто рядом с полупьяным Ельциным в те годы формировал внутреннюю политику государства, и кто отдал Чечню на откуп террористам.

Чеченский народ заплатил сотнями тысяч жизней своих сыновей и дочерей за выход из той тьмы, в которую он угодил по причине своего простодушия и веры в то, что либеральное правительство 90-х, обещавшее свободу, не подменит ее на беззаконие и вседозволенность. И почему нужно обвинять Кадырова в том, что по прошествии всего лишь десяти лет после жесточайшего идеологического и физического противостояния еще находятся личности, не желающие себя ассоциировать с мирной и созидательной жизнью, которую он со своими сторонниками строит несмотря ни на что? В конце концов, никому же не приходит в голову обвинять мэра Москвы или губернатора какой-нибудь области Сибири, за то, что уроженцы этих регионов оказываются в рядах ИГИЛ. И как бы ни изгалялся по этому поводу горе-аналитик Яшин, Чечня действительно является самым безопасным регионом России и в плане терроризма, и в плане криминала.

А как же быть с «борцами за либеральные ценности», некогда бывшими коммунистическими и комсомольскими лидерами и предавшими свои вчерашние идеи? Или же с теми, кто ловил рыбу в мутной воде криминальной России 90-х годов, известных под, простите, кличкой «Мишка два процента», а затем короновавших себя как носителей либеральных ценностей? А ведь они и не собираются корректировать свои взгляды.

Яшин в своем «анализе» доболтался до того, что Кадыров проповедует ценности, противоречащие традиционному исламу. Такие вещи даже опровергать и объяснять не стоит, ибо это откровенная ложь. Единственное, что хочется, призвав на помощь всю свою сдержанность, посоветовать "аналитику", так это не касаться своим скудным разумением и лживым языком великих религиозных истин. Невозможно ложную цель прикрывать благими рассуждениями – несовместимо это.

А то, что часть нашей молодежи все же выпадает из области нашего всеобщего внимания и поддается ложным призывам, так тому тоже есть свои причины. И у нас, в отличие от вас, "господин" Яшин, за этих ребят искренне болит душа и мы, анализируя, в том числе, и свои промахи, продолжаем бороться за каждого из них. И среди причин, по которым у этих ребят подорвана вера в справедливость их государства, не последнее место принадлежит и вашей подрывной деятельности.

Кадыров никогда не говорил о главенствующей роли мусульманской религии. Он всегда подчеркивал, что ислам – это религия мира и созидания, призывающая к сотрудничеству со всеми духовными учениями. И то, что Рамзан Ахматович может часами разговаривать с теми, кто недвусмысленно перешагнул границы дозволенного в исламе, спорить с ними и убеждать их, говорит о том, что чужих для него в республике нет. И не понимает это лишь тот, кто понимать просто не хочет.

Яшин очень озабочен проблемой мировоззрения чеченской молодежи. Спасибо, конечно… Но, думается, Яшин и сам понимает, что причина идеологического перекоса в определенной части молодежной среды не в Кадырове – он как раз и старается этот перекос выправить. Идеологические издержки, причем существенные, проявляются, как мы все могли убедиться, даже у студентов философского факультета МГУ – от этого не застрахован никакой регион. Так что при желании Яшину есть к чему приложить свое рвение в другом месте, если он действительно радеет за молодежь.

Яшин со слов некоего Нисневича выражает опасение, что же будет, когда террористы – уроженцы кавказских республик, воюющие на Ближнем Востоке, вернутся в Россию. Так ведь политика президента России и лидера Чечни и направлена на то, чтобы не допустить их возвращения. И наши ВКС успешно эту задачу выполняют. Эту опасность никто не отрицает, и в отличие от Яшина и его соратников, с этой опасностью мы боремся и не только одними сетованиями.

Что же касается теракта в американском Бостоне, то рассуждения Яшина по поводу причастности окружения Кадырова к братьям Царнаевым не выдерживают никакой критики. Также не поддается никакому объяснению то, что за основу анализа Яшиным берется сомнение Р. Кадырова в трактовке ФБР мотивов преступления, инкриминируемого братьям.

Нашумевшая ситуация с французским журналом «Шарли Эбдо» также вызвала у Яшина претензии к Рамзану Кадырову. Его сильно возмущает митинг, выразивший протест против идеологического произвола французских горе-сатириков. А то, что условия проведения митинга соответствовали всем рамкам демократических принципов, Яшиным, конечно же, умалчивается.

И никогда ни Яшин, ни ему подобные не признают, что акции, стоящие в одном ряду с карикатурами «Шарли» рождают в людях примитивное неуважение к чужим принципам. А это ни что иное, как основа бездуховности и космополитизма. И кто еще не успел убедиться в том, что для «Шарли» нет ничего святого, впрочем, как и для его сторонников? Демократические принципы не должны оскорблять святые чувства, а должны вызывать уважение.

И наконец, в конце главы господина Яшина окончательно понесло: он решил сделать Кадырова главным обвиняемым во всех случаях экстремистских и уголовных акций и проявлений с участием эмигрантов из кавказских республик. А про то, что все эти явления расцвели пышным цветом на либеральной почве 90-х, богато унавоженной прозападными идеями, лучше, конечно же, промолчать. Яшин это, безусловно, понимает.

Муса Магомадов

Вести Республики, №39 (2723), 03.03.2016

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |