Вс, 14 апреля, 09:11 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Аналитика » Общество и тайп Саттой/Саьттой: к истории Шатойского региона Чеченской Республики

Общество и тайп Саттой/Саьттой: к истории Шатойского региона Чеченской Республики

31.07.2023 16:56

В начале июле 2023 г. в Москве вышла монография профессора Я.З. Ахмадова «Регион Шатой, Чеченская Республика (Москва: ООО «Буки Веди», 2023. – 112 с.) в которой поднимаются вопросы исторической географии и этнографии одного из древних регионов Чеченской Республики – Шатоя (Шуьйта/Шуота). Автор считает регион одним из важнейших музеев истории, культуры, а также флоры и фауны, под открытым небом в Российской Федерации. Явус Ахмадов указывает, что реставрация памятников средневековья по указанию руководства Чеченской Республики приняла невиданные в мире масштабы – восстанавливаются в горах не отдельные башни и другие памятники архитектуры, а целые исторические селения, в комплексе! Мы попросили автора поделиться для наших читателей своими соображениями затронув для примера одно из исторических обществ Шатоя и одну из тайповых фамилий его населяющей.

К сожалению, не все знают, что Аргунский регион (общая длина Аргунского ущелья 148 км из ни 131 км с перепадом до 1,5 км приходится на Чечню с Шатойским районом и Шатойской котловиной) занимает не просто географическое место на территории Горной Чечни, но и имеет важное национальное значение, собственно в истории всей Чечни и чеченского народа. Здесь располагается один из исторических очагов складывания нахчойского этноса, развития и становления чеченской нации наряду с такими мощными очагами как Нахч-Махкойский регион (Восточная Чечня) и Галанчожско-Орстхойский (Арштхойский) регион (Западная Чечня).

Одно это обстоятельство требует пристального и бережного отношения к памятникам истории и культуры Шатойского нагорья (Шуйта/Шуота) — настоящей скрепы Аргунского края, реально являющегося подлинным музеем истории, культуры, а также флоры и фауны, под открытым небом.

История человека в той же Шатойской котловине (можно назвать и плоскогорьем и горной долиной) расположенной над уровнем моря от 600 до 1000 м, окруженной горными хребтами с высотами до 2000 м, образованной в течение миллионов лет тектоническими сдвигами, работой ледников, рек и воды, насчитывает, на наш взгляд, не менее 5-6 тыс. лет. Заселение собственно предгорий Кавказа и Чечни в послеледниковый период, согласно обобщенным данным, началось не менее чем 7-6 тыс. лет до н.э., когда первые охотники, собиратели и земледельцы стали проникать из Передней Азии (еще точнее с Ближнего Востока, конкретнее с верховьев Тигра и Ефрата) через естественные перевальные дороги Кавказского хребта на Северный Кавказ.

По своему языку древние переселенцы относились к нахской ветви северокавказской семьи сино-кавказской макросемьи человечества (возникшей на территории Восточной Африки и Ближнего Востока не позже 12-10 тыс. лет до н. э., и пережившей распад на отдельные языковые группы к 7-5 тыс. до нашей эры). Прасеверокавказская семья языков, в свою очередь, также распалась на западный, центральный и восточные варианты: соответственно на абхазо-адыгские, нахские (нахчойские) и дагестанские (восточнокавказские) языки. Носители данных языков осваивая Северный Кавказ наслаивались на редкие охотничьи племена европеоидов-кроманьонцев еще ранее (порой десятки тысяч лет назад) осваивавших Восточную Европу, предкавказские степи и предгорья Кавказа.

Где-то на рубеже 5-4 тыс. до н.э. следы освоения металла и изготовления керамической посуды на гончарном круге в рамках одной из первых земледельческих культур мира — куро-аракской (распространившейся от Северного Кавказа до Месопотамии), наблюдаются и на территории нашего края. Причем ареал куро-аракской культуры эпохи ранней бронзы на том же Северо-Восточном Кавказе характеризовался тем, что древнее население осваивало все ландшафтные зоны нашего края начиная от равнин и до ущелий северной стороны Кавказского хребта развивая при этом не только земледелие, но и скотоводство.

Можно уверенно полагать, что к началу эпохи средней бронзы на территории нашего края (конец 3-2 тыс. до н.э.), Шатойская котловина заселена, освоена и распределена между поселениями древних нахских (нахчойских) племен и родов. В горной зоне той же Чечни выделяются такие археологические культуры средней бронзы как гатынкалинская (или гинчинско-гатынкалинская), датируемая 23-15 вв. до н.э. и, несколько позже, каякентско-харачоевская и зандакская культуры. Основные памятники (поселения, каменно-ящичные и грунтовые могильники), давшие основание выделить гатынкалинскую археологическую культуру, были исследованы на аульно-тайповой территории современных селений Сатти/Саьтта и Гатын-Кале (Г1атти/Г1аттен-Кхаьлла) в 50-60-х гг. ХХ в. видным советским и российским археологом В.И. Марковиным.

Археологические материалы Шатойского региона доказывают раннее его освоение людьми европеоидного типа, проживавших оседло в каменных и турлучных постройках и занимавшихся равномерно земледелием и скотоводством, с использованием бронзовых орудий труда. Ясно, что в далеком прошлом, во времена оные, Шатойское нагорье имело постоянное население, оставившее в те или иные исторические эпохи на протяжении не менее последних 5 тысяч лет - поселения, городища, башни и могильники. Кстати, следы бывших поселений и укреплений обнаруживаются около всех практически нынешних сел и между ними, а некоторые современные села стоят прямо на развалинах. Но, в этническом плане население здесь практически не менялось, о чем говорят археологические исследования, показывающие преемственность культур.

Мы склонны считать, что непосредственно в Шатойский союз — федерацию обществ, сложившийся по крайней мере до XVI в., когда сформировался четкий круг тайпов и селений Горной Чечни, входили со всеми отселками и хуторами, такие объединения (примерно с запада на восток, разделяемые течением Аргуна), как: Тумсой, Варанда, Вашандара, Нихлой/Нихалой, Хьаккой, Пхьамтой, Саттой/Саьттой, Г1аттой, Мяршлой/Маьршлой, Хьалкелой. Эти 10 обществ на наш взгляд являются древнейшими, «старыми». На что, в какой-то мере, намекают и дошедшие до нашего времени легенды: по одной из них три брата первыми заселили Шатойскую котловину основав три села, по старшинству — Хьакко, Пхьамто и Сатто; по другой версии эпоним (родоначальник) тех же саттоевцев Мерасха (Вокха Дада) явился из Нашхи в Шатой с 9 сыновьями которые расселились и от них получили начало все остальные местные кланы.

Под некоторым вопросом находится политико-административное положение общества Саной/Соной/Сонахой, отстоящего в дальнем, юго-восточном углу Шатойской котловины и в последние века входящем в Шатоевский союз. Большой интерес у нас соответственно и к обществам Нуйхой, Саьрбала-Лаьшкара, Чубаьхкинарой и Нохч-Кела, расположенным на правобережье Шаро-Аргуна. Да, они действительно были образованы выходцами из Шатоя, главным образом хьалкелой и саьттой, не позже 200-300 лет назад (они сохранили и шатойский говор), но вследствие географии и истории оказались связаны также с крупными союзами Нижалой и Чебарлой.

Известные на сегодня материалы достаточно красноречиво говорят о сложившемся культурно-историческом единстве населения Шатойского региона и патриархально-родовом характере жизни местного социума в прошлом без резких социальных различий. Вместе с тем, наличие в захоронениях находок каменных булав и топориков, служивших знаком отличия старейшин и жрецов, являются показателем некоей социальной иерархии. Наиболее богатый археологический материал к примеру дал Саттойский (называвшийся Гатын-Калинским, вследствие необходимости привязки памятника к официальному сельскому совету) могильник, где в 1956-1957 гг. археологом В.И. Марковиным было вскрыто 36 захоронений XVII-XIV вв. до н.э. Привлекает в данном могильнике захоронение №7 в котором цельные скелеты рослого мужчины и женщины были засыпаны разрубленными останками 10 человек; здесь налицо то ли обряд мести, то ли кровавая тризна с жертвоприношением пленных в честь влиятельного местного вождя. Такого мы еще не встречали на Кавказе.

Наличие столь крупного для своего времени некрополя свидетельствует, что вероятно недалеко располагалось и древнее поселение шатойских предков современного тайпового клана Сатто/Саьтти, имевшего соседями с запада общества Пхьамтой и Нихлой, с юга через горный хребет общество Чинхой, с востока Г1аьттен-Кхаьлла и Маьршлой, а с севера хребет Б1ан-дук.

Кстати, на нынешней территории недалеко расположенного тейпового селения Гатын-Кале (Г1аттен-Кхаьлла) и его могильника археологами во главе с В.И. Марковиным также раскопан и жилой комплекс эпохи бронзы. Выявленное здесь семейное жилище «реконструируется, как турлучная постройка (плетеная из ветвей и обмазанная глиной) округлой формы (диаметром около 6-7 м) постройка [которая] была несколько углублена в землю, перекрытие ее поддерживалось балками и стеной, делящей помещение на две части». В помещении был очаг, углубленный в пол и лежанки вдоль стен.

В течение тысячелетий своего существования головные и иные селения древних обществ по тем или иным причинам естественно перемещались по территории своего племенного образования, поэтому не редкость, когда современные археологи в совершенно безжизненных а сегодня местах, обнаруживают признаки прежних селений и каменных построек память о которых среди нынешних горцев совершенно стерлась.

Остаются, вместе с тем незатронутыми в науке чрезвычайно важные памятники являющиеся возможно отголоском миграции в Чечню в 5-3 тыс. до н.э. представителей протохурритских и протоурартских племен из Ближнего Востока. Мы имеем в виду, что в Шатое, на возвышенности Тушпаъ-корт в пределах саттойских земель (ныне в границах селения Урд-юххе, на мысе при слиянии речки Заьрз-эрк с Ваьрди-эрк) функционировал языческий религиозный центр, получивший в тысяче км от него к югу, к началу I тыс. до н.э., оформление в государственный культ с центром в одной из столиц Урарту – Тушпа, на горном возвышении у озера Ван. Тушпа /Тешшуп был главным «богом» нахоязычного населения древних ближневосточных стран - Митанни и Урарту, властителем неба, бури, грома и молнии.

Чеченская Тушпа, согласно нашим наблюдениям, представляет собой небольшую возвышенность в условном центре Шатойского плоскогорья (в которую можно охарактеризовать как своеобразную природную крепость с крутыми склонами высотой до 30-50 м. Площадка наверху занимает, в лучшем случае, до 500-600 кв. м., здесь обнаруживаются несколько руинированных курганной формы остатков сооружений с выходами сухой каменной кладки (что уже говорит о безусловной древности). Можно предположить, что здесь находилось, пожалуй, самое древнее в Шатое на сегодня строение: языческие храмовые сооружения. Старожилы утверждают, что на памяти их предков здесь стояла небольшая крепость замкового типа с башнями - г1ап. Но последнее слово здесь за квалифицированными археологами.

В генеалогии и в перечне имен одного из современных шатоевских тейпов – Саттой – по данным знатока местной традиции С. Селахова (Саид/Сайд-Ахмад Селахов — 1946-2021 гг.), потомка известного в роду Селаха, племянник одного из самых авторитетных людей Шатоя и знатока традиции Виситы Мунаева (1925-2010 гг.), издавна фигурировало имя Тушшепаъ/Туш-шепаъ. Возвышенность Тушпаъ-корт среди саттойцев традиционно считалась сакральной, хотя есть также известия, что в прошлом веке из здешних развалин горцы брали камень на постройки.

Добавим, что не только на территории Саттоя, но и практически во всех обществах Шатоя имелись не только аульные языческие святилища, но и регионального значения - “ц1у/ц1е», где проводились по определенным дням религиозные праздники, собиравшие людей со всего Шатоя.

Нельзя также не указать, что в самом наименовании Сатта/Саьтта может скрываться какая-то связь с мифологической дочерью языческого «божества молнии и грома» в чеченском языческом пантеоне Села/Стела. Ее имя было – Сатта (Села Сатта); выполняла она роль той же Тушоли — «богини плодородия», которая, кстати, в чеченской традиционной культуре не забыта по сей день. Выдающийся чеченский этнограф А. Сулейманов, пытался по-своему связать мифологию и реальность в отношении Сатта/Саьтта указывая, что «название (села и тайпового общества. - Я.А.) вероятно восходит к имени древнего римского «бога посевов Сатурна». Который выполнял, впрочем, те же функции, что и ближневосточные и чеченские древние языческие «боги». - Я.А.).

Вместе с тем, мы не сбрасываем со счетов напрашивающейся версии ландшафтного происхождения топонима Сатта/Саьтта близкого к значению «са» - ровное взгорье, линия, отделяющая один ланшафтный тип местности от другой. Отсюда вероятность сложения «Са техь/ Са т1е» - (на) взгорье. Также «са», близко к «шу» - плоская возвышенность (терраса) - например над рекой, отсюда «шу т1е» - на возвышенности (над речным в данном случае течением, отсюда вероятно и собственно, Шуйта/Шатой (соответственно жители «шоутой»). Но здесь свое слово должны сказать ученые лингвисты.

Для каждого общества и конкретных аулов Шатоя живой интерес представляли вопросы обороноспособности — в случае тревоги женщины и дети укрывались в складках гор, возвышающихся над горными долинами или в укрепленных городищах, а боеспособные мужчины, представшие вооруженное ополчение-войско («б1о») своего общества, должны были занимать опорные оборонительные сооружения и сражаться с противником. Ведь последнее тысячелетие до н.э. и первое тыс. н.э. было характерно продвижением тех или иных кочевых народов в Предкавказье (вплоть до берегов Терека и Сунжи), откуда отряды захватчиков устремлялись за добычей в горные ущелья Чечни. Мы уже не говорим о катастрофических нашествиях скифов, гуннов, монгольских орд времен Золотой Орды и среднеазиатского завоевателя Тимура (Тамерлан). И уж вовсе нельзя было исключать внутриплеменных конфликтов.

Да и в более позднее время, в XV-XVII вв., горные поселения Чечни (что отмечено преданиями и нарративными свидетельствами) вынуждены были отбиваться от частых набегов мусульманских отрядов-газиев со стороны феодальных образований Дагестана и даже Восточного Закавказья, например сефевидских шейхов-правителей.

Вероятно потому в Горной Чечне, в особенности по ущельям Чанты-Аргуна и Шаро-Аргуна, не позднее IХ-XIII вв. стала складываться Великая сигнально-сторожевая система в интересах которой на предусмотренных местах воздвигались башни. Вместе с тем нельзя не отметить, что на правобережье, собственно, Шатойской котловины боевые башни, были весьма редки вследствие отсутствия здесь выхода скальных пород и мягкого грунта, сложенного из разрушенного мергеля и речных наносов. В этом районе постоянно происходили и происходят по сей день оползни. Мы уже не говорим о землетрясениях.

Нельзя также не обратить внимания на аланские следы в Шатое (есть основания полагать, что начиная с IХ в. и вплоть до ордынского нашествия в XIII в., в Шатое находился крупный гарнизон Аланского царства, одно из городищ предположительно стояло и близ Пхьамятоя на правом берегу Аргуна. Но более выпукло аланские следы прослеживаются на левобережье Аргуна: названия притоков реки Орга/Аргун как Варанда, Вашандара/Ваштар (перешедшие и в названия родовых аулов и топонимов Варандой-лам и Варандой-дукъ) имеют аланское — точнее ираноязычное происхождение. Притом есть основание полагать, что иранские топонимы доходили до восточных границ Саьтта и Г1атти-Кхаьлла. Приток Ваьрда-ахк, текущий с востока и впадающий в Аргун с правого берега несет название того же порядка, что Варанда и Вашандара (Ваштар), означая с вариантами: «быстро движущаяся, бурная речка, текущая в ущелье». Местность Гюльс между Г1атта и Саьтта означает с иранского «цветущее место».

Таким образом большие чеченские тайпы Варандой и Вашандарой (Ваштар) представляют значительный интерес с точки зрения и аланской проблемы и вопроса ранних русско-чеченских взаимоотношений. Дело в том, что что общества «Варанты», «Шандарова» и «Тумцоювы» установили в 1647-1658 гг. прямые связи с Москвой и, более того, их «начальные люди» выступили послами от Аргунского ущелья и были приняты при царском дворе Алексея Михайловича.

Рано обозначались устремления исламизируемых шатоевцев на плоскость. Уже в 1628 г. казачьи городки в междуречье Терека и Сунжи испытывают нападения «шибутцких людей», которые казаков «побивают» и «всякую животину» отгоняют. В 1647 г. вновь «учинилось, что блиско Терских гребеней сидят кабаками…шибуцкие люди» и казакам «чинят тесноту». Данные документов о выходе шибутян на плоскость подтверждают и предания, основанные на иснаде (понятие совокупности и достоверности данных передаваемых от лица к лицу), к примеру: где-то ранее середины XVII в. предводитель (тхьамда) Бахмад/Бахамад-Али, выйдя с родственниками из ветви Яск-некъе Саттойского обшества (конкретно из местности Урд-юххе), поселился в нижнем Приаргунье, а затем осел непосредственно у выхода Аргуна из гор построив селение Чахкара (мужественно отбив при этом нападение врагов, претендовавших на это место). Новое село быстро разрослось за счет выходцев из других ветвей тайпового общества Саттой и разных шатоевских кланов (варандой, пхьамтой, и др.).

Примерно в тот же временной период, не позже середины XVII в. а то и ранее, ниже Чахкара по течению Аргуна, на левом берегу, уже сложилась группа селений, объединенных общим названием Большие Атаги, где также присутствовали выходцы из Шатоя — саттой (в отличие от саттойцев вышедших из Урд-юхха, они вели свое происхождение из селения близ «Кхаъ кхоре»), пхьамтой, варандой, хьаккой, келой и другие имевшие здесь небольшие селения, наряду с нахч-махкоевцами (скажем представители тайпов Эгишбатой и Гендарганой). Еще ниже по Аргуну, в центре Чеченской равнины также к середине XVII в. мы имеем селение Чечен-Аул, а на правом берегу Аргуна образуется позже селение Малые Атаги (бенойцы).

Выселение шатоевцев, еще шире жителей всего Аргунского ущелья, особенно активно шло в XVIII в. и в первой половине ХIХ в., когда они, отдельными кварталами и группами, создавали (либо участвовали вместе нахчмахкойцами и орстхойцами (арштхой) в создании множества аулов т. н. Малой Чечни охватывавшей Чеченскую равнину и предгорья к востоку от равнинного течения Аргуна. Это нынешние Урус-Мартановский, Ачхой-Мартановский районы Чеченской Республики и Сунженский район.

На старых российских картах Шатоевское общество и отдельные тайповые аулы получают обозначения где-то с конца XVIII в. Так на карте российско-немецкого ученого и путешественника И.А. Гильденштедта (путешествовавшего по Кавказу и Чечне в 1769-1774 гг.), изданной в 1780-х гг. мы находим в верховьях Аргуна дистрикт (район) Schoboti (Шоботи). На русской карте составленной военными топографами в 1836 г. дается обозначение селений на левом берегу Аргуна - звучащих как Малая и Большая Варанды, Цакунхо, Тумсу, Барзун, Вашандур, Горгич, Дукар-хи, Нихало и, на правобережье: Гаку, Памяту, Сатту, Халмихело (Хьал-Келой).

Рассмотрев вкратце наиболее общие вопросы прошлого нашего Шатойского нагорья, мы еще раз убеждаемся, насколько сложной и многогранной может быть историко-культурная составляющая любого уголка нашей общей родины Чечни — Нохчичоь. Все живущие здесь вносили и вносят свой вклад, не требуя его подсчета и воздаяния. Хотя бы потому, что как никогда важно сохранять межобщинный, а следовательно, и национальный мир.

Таким образом селение Саьтта в данном микрорегионе Шатоя являлось исторически старейшим и головным селением Саттойского общества, где всегда было немало других небольших селений и хуторов. Соответственно наряду с крупнейшими соседними обществами оно несло свою долю нагрузки в интересах всего Шатойского союза обществ. В этом плане, наверное, надо рассматривать и довольно раннее сооружение большого городища на естественных высотах, образованных течением р. Нити1-эрк/ахк у северо-восточных границ Саттой-аре. Здесь же в границах городища в средние века сооружается и массивная высокоэтажная боевая башня – Саттой-б1ов, повторяю – построенная в интересах защиты всего Шатойского нагорья. Сооружение же башни укладывается учеными (предположительно) как в широких рамках XIV-XVI вв., так и так и в узких - рубеж XVI- XVII вв.

Следует отметить, что строительство боевой башни в средние века доверялось только профессиональным специалистам и обходилось, помимо стоимости значительного объема строительных материалов, оплатой мастера в 50-60 коров. То есть — это никакая там самодеятельность и «народная стройка», а технически сложный затратный проект, доступный богатым общинникам, а с другой квалифицированным мастерам. Фамильные предания зафиксированные в научной литературе еще с дореволюционного времени Н.С. Иваненковым называют даже конкретных лиц из саттойцев организовавших строительство башни и их потомков заботившихся о том, чтобы камни башни разрушаемой временем не растаскивались на хозяйственные нужды.

Не позже XVIII в. не в дальнем разстоянии к северо-востоку от башни на землях Саттоевской общины в местности Юкерч-Кела (что означает с палеоязыка озеро – кел, кол, гол, а в местной диалектной версии «кела» - новое жилье, поселение) появляется саттоевский отселок. Указанный Н.С. Иваненков в 1910 г. пишет, что «живущие в селе Сатты и Юкер-Келой» являются потомками одного предка «Мажконги», т.е. «сыновья бородатого». «Мажконга» с чеч. – бородатый, в данном случае имя собственное, что присутствует практически во всех вариантах родословных саттойцев. Также долгое время, до появления мечети в Юкерч-Кела, местные жители входили в один джамаат с жителями Саьтта и Урд-юхха.

В 1956 г. сел. Сатты, Юкерч-Кела и Урд-юххой в условиях депортации чеченцев в Казахстан оставались еще заброшенными с 1944 г., а сел. Гатын-Кале (переименованное в Солнечное) и сел. Памятой (переименованное в Орловку) были заселены, главным образом, выходцами из Дагестана. Обследовав летом того года полуразрушенную башню, не имевшую на то время научной истории и археологического паспорта, молодой археолог В.И. Марковин был вынужден «привязать» ее к ближайшей административной единице - Гатын-Кале (Солнечное, а с 1959 г. Асланбек-Шерипово), отсюда она вошла в литературу как Гатынкалинская боевая башня. Но в дальнейшем В.И. Марковин в плане уточнения обозначения башни интересовался исключительно сел. Саьтта и саттоевцами и никогда не брал в расчет возможную связь башни с сел. Юкерч-Кела или тем же Гатын-Кале. Более того, он встречался с потомками Салеха Салтова (Мунаевы и Мудаевы), отметив: «По рассказам, ее строили тринадцать поколений тому назад, принадлежит она фамилии Мудаевых». Причем возвращался к этой теме несколько раз.

После восстановления чеченских сел в Шатое в 50-60-х гг. ХХ в. Саттой так и не получил больше статуса сельсовета и только в 2008 г. было образовано «Саттинское сельское поселение» с входящими в его состав населенными пунктами Урд-юххой и Юкерч-Келой (Закон Чеченской Республики от 14 июля 2008 года №41-рз (в редакции Закона ЧР от 28.06.2010 №21-РЗ; приложения 21 и 22). Потому Аргунский историко-архитектурный и природный заповедник, составил в 2009 г. новый паспорт исторического памятника. Гатын-Калинская башня восстановило старое название в форме «Саттинская (Гатынкалинская) боевая башня, в соответствии с существующими историческими и административными реалиями. Данное обозначение вошло в Постановления Правительства ЧР и федеральные документы. Причем в 2008-2010 гг. практически разрушившаяся под воздействием времени и военных действий Саттинская башня при массовой трудовой поддержке саттойцев была отреставрирована и стала объектом внимания туристов.

Но, в хорошем деле не обходится без недоброжелателей. Буквально в последние несколько лет произошли резонансные для Шатоя действия, выразившиеся в ожесточенном лоббировании с пакетом фальсифицированных бумаг некоей инициативной группой «дворовых патриотов» вопроса о переименования указанного памятника в «Юкерч-Келойскую боевую башню». Удивительно, но никого не смутил один факт: между временем создания башни и временем основания села Юкерч-Кела существует разрыв по минимуму в несколько сот лет. В настоящее время данная нездоровая и весьма несвоевременная инициатива общими усилиями - преодолевается.

Нельзя было оставить без внимания и выход в свет двух статей некоего физкультурника-альпиниста, уж очень некстати почувствовавшего себя знатоком микротопонимики Шатоя и истории походов Тамерлана в горы Чечни. Что касается «микротопонимики» Шатоя выяснилось, что что автор вместо исторического исследования решил явочным порядком пересмотреть вся историческую карту региона за счет старых обществ (в первую очередь саттойского и гатынкалинского) в пользу молодого, но родного ему общества - Хена-Кхаьлла. Во второй статье тот же автор неоднократно уверяет читателей, что «горцы недружелюбно встретили Тамерлана», а сопротивление нашествию он красочно приписывает не реальным шатойским историческим аулам, а большей частью сугубо фейковым. Но надо полагать с этого дня – совершенно безуспешно!

Как бы то ни было, все это не исключает для нашего общества актуальность вопросов идентичности тех или иных групп, историческая наука Чечни не вправе отмахиваться от, казалось бы, чисто «местнических» вопросов, она должна давать свои ответы на происхождение тех или иных фамилий, аулов и сообществ. Если этого не будут делать ученые, то за дело возьмутся откровенные фантазеры и девиантные личности порой совсем в неблаговидных целях.

Если же принимать и исследовать всю совокупность исторического, этнографического и фольклорного материала, основываться на реальных фактах и полноценных источниках, то все спорные вопросы происхождении и складывании названий тех или обществ, аулов, рек, местностей и фамильных групп населения Чечни разрешатся, что мы и попытались показать на примере того же Шатоя в представляемой небольшой монографии.

Явус Ахмадов, доктор исторически наук, профессор, академик Академии наук ЧР; тел. 8 926 382 86 46; Ahmadov_yz@mail.ru

Справка об авторе.

Ахмадов Явус Зайндиевич, доктор исторических наук, профессор, академик АН Чеченской Республики и Заслуженный деятель науки ЧР. Родился 3 октября 1949 г. в Казахстане. Образование получил на исторической родине. Работал в НИИ гуманитарных исследований при Совете Министров Чеченской Республики и профессором Чеченского государственного университета.

Активно занимался общественной и государственной деятельностью, в 1994-1996 гг. в качестве министра вел восстановление информационной сферы Чечни. В 2000-2001 гг. возглавлял Территориальное управление Минпечати РФ по Чечне; с 2002 г. занимал государственную должность руководителя аппарата Комиссии Государственной Думы по Чеченской Республике. С 2004 г. по 2010 г. Я.З. Ахмадов являлся главным советником и заместителем начальника департамента в Администрации Президента Российской Федерации.

С момента своей отставки с государственной службы ведет научную деятельность в системе АН ЧР и РАН Российской Федерации. Автор более 180 научных статей, двух десятков монографий и учебников, ответственный редактор академической «Истории Чечни». Труды Я.З. Ахмадова изданы в Турции, Швеции, США и странах СНГ.

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

АХМАТ
Oct 27 2023 10:46AM

Одно удовольствие читать обоснованный, научный труд! Периодически публикуйте такие статьи, аналитика исторических процессов важна и нужна!

АХМАТ
Oct 27 2023 10:44AM

Одно удовольствие читать обоснованный, научный труд?

Turko
Oct 27 2023 10:20AM

Тут ранее пользователь с ником «Байлахь бисинчу даймехкан да» написал оскорбительный комментарий. Правильно указали что называть Чеченскую Республику краем без отца это прямое оскорбление для всех чеченцев, которые единодушно проголосовали за Главу Чеченской Республики и всецело поддерживают его. У меня есть скрин комментария этого человека, уверен небольшая экспертиза покажет кем он был написан и тогда посмотрим как он запоет!

Магомед Шатойский
Oct 27 2023 10:16AM

Я не пойму почему стало возможным то, что какой-то человек с улицы, не разбирающийся в истории, начал говорить что башня не саттойская, а какая-то другая? Почему если все документы говорят что она саттойская, надо пытаться опровергнуть это дешевыми трюками? Эти люди обманом и клеветой пытаются рассорить несколько тейпов и сёл. Причем делают это подло, исподтишка, боясь собственной тени. Хотя то что боятся это правильно. За такие провокации придется отвечать. А в статье всё по делу!

Ахмадов Явус, автор
Oct 22 2023 5:14PM

А можно включить первую страницу комментариев, хотелось бы посмотреть!

Нохчи ву
Sep 17 2023 11:14AM

Байсангур, нийс кхаьтта ца хилла со. Къинт1ера вала. Согласен с тобой полностью

Байсангур
Sep 15 2023 7:53AM

Ночи ву, вы неправильно поняли. Явус Ахмадов как раз таки и есть выдающийся историк. Я имею в виду людей, которые без должного образования пишут статьи о истории и распространяют их в социальных сетях.

Мысли Чеченца
Sep 15 2023 2:05AM

«Нохчи ву» мне кажется ты неверно понял Байсангура. Он как раз хвалит эту статью и ругает чьи-то другие статьи. Прочитай до конца, он там выражает Ахмадова благодарность

Нохчи ву
Sep 14 2023 9:51PM

Байсангур, представься, кто ты? Мне это нужно для понимания того, с какой стати ты заключил словосочетание научная статья в кавычки? Откуда здесь появился настолько фантастически развитый «историк» как ты, чтобы судить работу выдающегося чеченского историка Явуса Ахмадова? Все научные деятели Чечни его признают как наиболее авторитетного историка, а ты понимаешь ли посчитал его статью недостаточно авторитетной для себя. Ты явный тролль.

Байсангур
Sep 14 2023 6:41PM

Стремление к объединению людей и сохранению достоверной исторической информации должно быть на первом месте. Обсуждение истории, должно быть проведено с участием историков и специалистов в этой области, так как их знания и опыт помогут нам лучше понять прошлое и сделать обоснованные выводы. А выставлять «научные статьи» на просторы интернета людям без должного образования, считаю, опасным…

Дела реза хуьлда за статью!

Страница: 1 | 2 |