Вт, 28 июня, 06:52 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Аналитика » О предателях и помощниках гитлеровцев из бывших Прибалтийских республик СССР и Украины

О предателях и помощниках гитлеровцев из бывших Прибалтийских республик СССР и Украины

30.03.2022 15:12

Каждый год 23 февраля наша страна отмечает праздник - День защитника Отечества, а 9 мая – День победы, - который навсегда останется всенародным праздником нашего народа, 10 ноября мы отмечаем профессиональный праздник сотрудников органов внутренних дел, которые вносили и вносят свою лепту в дело охраны общественного порядка, борьбы с преступностью и защиты нашей Великой Родины - России. По утвердившейся за долгие годы традиции эти праздники – праздники патриотов России, тех, кто защищал наше Отечество, каждый на своём рубеже.

Когда речь заходит о предателях в годы Великой Отечественной войны, прежде всего, вспоминается, так называемые, Русская освободительная армия генерала Власова, «красновские» казаки и «русские батальоны» в годы ВОВ. Но не только эти военные формирования с оружием в руках сражались на стороне гитлеровцев. Просто советская пропаганда, радея за чистоту термина «нерушимая дружба народов», скрывала наличие в германской армии национальных легионов.

В сентябре 1943 года, в разгар Сталинградской битвы, советская армейская разведка обнаружила, что против войск Закавказского фронта действуют вместе с немецкими войсками национальные формирования из военнопленных – выходцев с Кавказа и среднеазиатских республик СССР. В составе Вермахта были также легионы из мусульман Поволжья и Крыма, Казачьи соединения, сначала войны – западно-украинские и прибалтийские эсесовские дивизии. 15 апреля 1942 года германским командованием было отдано распоряжение, согласно которому донские- кубанские и терские казаки рассматривались в качестве «равноправных союзников, сражающихся плечом к плечу с германскими солдатами против большевизма в составе особых боевых частей». Нацисты даже признали казаков «народом германского корня», сохраняющим кровные узы со своей германской прародиной». «К началу осени 1942 года разведка красной армии убедилась в том, что перебежчики и добровольные пособники оккупантов играют в Вермахте не последнюю роль.» - пишет британский военный историк и писатель, автор ряда книг по истории XX века, в частности о Второй мировой войне Энтони Бивор в своей книги «Сталинград», в главе «Предатели и союзники». «Некоторые из перебежчиков действительно были добровольцами, но большинство пошло на службу к врагу после захвата в плен» - пишет Энтони Бивор, «Немцам крайне не хватало рабочих рук и они вынуждены были использовать военнопленных сначала как разнорабочих, а потом и как солдат». Начальник штаба 11-й армии полковник Гросскурт в письме генералу Беку заметил: «Беспокоит то, что мы вынуждены пополнять наши фронтовые части русскими военнопленными и доверять им оружие. Создается нелепая ситуация, когда чудовище – (так они называли Советский союз) против которого идет борьба, живет внутри нас». Во вспомогательных частях 6-й армии Паулюса насчитывалось более 50 тыс. русских военнопленных, то есть примерно четверть от общей численности. В 71-й и 76-й пехотной дивизии состояло около 8 тысяч русских перебежчиков – почти половина личного состава. Точных данных о числе русских в других частях 6-й армии нет, но некоторые исследователи называют цифру в 70 тысяч человек.

Взятый в плен перебежчик показал на допросе: «Русских, которые служат в немецкой армии, можно условно разделить на три группы. Во-первых, это казаки, мобилизованные немецкими властями; они сведены в отдельные части и несут вспомогательную службу в немецких дивизиях. Во-вторых, пособники оккупантов из числа заключенных или местного населения, которые добровольно служат немцам. К этой же группе следует отнести красноармейцев –перебежчиков, которые носят немецкую форму и даже имеют значки отличия, звания и награды. Они едят то же, что и немецкие солдаты, и входят в состав немецких полков. Третью группу составляют русские военнопленные, выполняющие грязную и тяжелую работу. Они ухаживают за лошадьми, помогают на кухне. Солдаты обращаются с ними хорошо и даже по-дружески. А вот офицеры и младшие командиры из австрийской дивизии относятся к перебежчикам хуже всех».

Автор книги «Сталинград» Энтони Бивор продолжает давать характеристики советским солдатам перешедших на сторону 6 – й немецкой армии в Сталинграде «Вскоре после начала работы над книгой я понял, что моя главная задача – показать в равной мере удивительное самопожертвование многих красноармейцев и поразительную жестокость спецотрядов НКВД. Так, например только в составе 6-й немецкой армии в Сталинграде, имелось более 50 000 бывших советских граждан, одевших форму вермахта. Некоторые из них пошли служить немцам, не желая умирать от голода в лагерях для военнопленных, но были и такие, кто сам изъявил желание воевать в германской армии. Немцы их называли «хиви» и особенно в конце Сталинградского сражения в докладах германских офицерах отмечалась храбрость, проявленная этими людьми в боях с соотечественниками. Нечего говорить что, когда НКВД узнало о масштабах таких явлений, там пришла в ярость и с еще большей подозрительностью стали относиться ко всем кто побывал в плену».

К концу войны коллаборационисты были объединены в Украинское освободительное войско («бандеровцы»), а русские в «Русскую освободительную армию» («власовцы»). Общая численность таких формирований достигала миллиона человек. Всего на германских фашистов в годы войны работало до 1,5 миллиона предателей: почти миллион из них находился на службе в Вермахте и СС (в восточных легионах и батальонах, казачьих войсках, вспомогательных ротах), до 0,4 миллиона человек – в полиции и других формированиях на оккупированной территории. При этом ещё около 3 миллионов советских граждан работали на Германию принудительно, но не участвовали в боях.

Из 38 дивизий СС только 12 были укомплектованы немцами. Добровольческие армии и национальные дивизии формировались на всех фронтах войны – от Индии до Дании. Не было только отдельных греческих, польских, чешских и литовских формирований, хотя представители этих наций были представлены в других немецких частях. Наиболее активно участвовали в боевых действиях на различных участках советско-германского фронта на стороне немцев латышские и эстонские части и соединения. Малоизвестны широкому кругу читателей такие воинские подразделения, воевавшие на стороне Гитлера, как:

Латышский легион СС, состоявший из дивизии № 1 «Леттланд» и дивизии № 2. Дивизия № 1 была сформирована в ноябре 1943 года и вела бои под Невелем и Псковом. Проводила террор против мирного населения. Летом 1944 года участвовала в боях под Нарвой, весной 1945 года – в Западной Пруссии. Сдалась в плен советским войскам под Данцигом.

Дивизия № 2 была сформирована в апреле 1944 года. Вела оборонительные сражения на балтийском побережье, а в 1945 году в Курляндском котле сдалась в плен.

Через несколько месяцев после на¬падения на СССР, 25 августа 1941 года, главнокомандующий группой «Север» генерал-фельдмаршал фон Лееб отдал приказ о наборе представителей прибалтийских народов для службы в вермахте. Из латышей, литовцев и эстонцев формировались особые команды, в задачи которых входили борьба с партизанами, а также карательные операции и охрана концлагерей. Местное население связы¬вало службу в составе германских войск с освобождением своей страны от боль¬шевистских оккупантов - поэтому новые воинские подразделения не испытывали затруднений с комплектацией и поначалу в основном формировались из добро¬вольцев. К прибалтийским (в том числе эстонским) солдатам немцы относились с большим доверием - к примеру, в по¬добных войсках командовали местные офицеры за исключением одного немец¬кого наблюдателя на батальон.

Эстонская дивизия СС «Эстланд». Была сформирована из эстонских добровольцев в феврале 1944 года. Принимала участие в боях под Нарвой в апреле-августе 1944 года, затем непрерывно отступала и 5 мая 1945 года сдалась в плен в Силезии.

В октябре 1942 года началось со¬здание Эстонского легиона СС, весной 1943 года его численность составила 1280 человек, позже он был реформи¬рован сначала в Эстонскую доброволь¬ческую бригаду, а потом в 20-ю грена¬дерскую дивизию, насчитывавшую около 15 тысяч бойцов. Бригада, а затем дивизия считались войсками СС - но с небольшой оговор¬кой. Подобные соединения, созданные не из представителей германских наро¬дов, называли ваффен-дивизиями при СС (немецкое слово Waffen переводится как «оружие», в данном случае это указа¬ние на то, что подобные войска относят¬ся к системе охраны, то есть являются вспомогательными - служившие здесь солдаты даже не имели права носить в петлицах молнии-руны).

Эстонские каратели отличались особой жестокостью. В частности, в 1944 году они отметились кровавыми акциями против мирных жителей оккупированной Белоруссии. Их «боевой путь» отмечен многими сожженными деревнями, рас¬терзанными белорусами и евреями, ты¬сячами отправленных в рабство женщин и подростков. Эстонцев боялись гораздо больше, чем немцев.

Воевали прибалты гораздо скромнее - во время Нарвской операции и битвы за Таллин они понесли большие потери. Дивизии кое-как удалось вырваться из окружения и перебраться в Силезию, на границу с Чехией.

7 мая 1945 года 20-я дивизия СС получила приказ добраться до города Пльзень - и там сдаться американским войскам. Подразделение разделилось на несколько групп. На следующий день на пути одной из них, проходившей через местечко Яблонец-над-Нисоу, оказались местные партизаны. Они окружили при¬балтов и потребовали, чтобы те сложили оружие. Деморализованные эстонцы по¬слушно выполнили приказ.

Группа эсэсовцев насчитывала 3 тысячи человек - это достаточно серьезная сила. Но воевать против вооруженного противника совсем не то, что проводить карательные операции. Эстонцы и рань¬ше не отличались боевым умением - а в данном случае они все равно шли сдаваться, так что без колебаний отдали себя в руки партизан.

Согласно сохранившимся документам, в конце войны набор в ваффен-подразделения проходил в порядке общей мо¬билизации - и только треть контингента были добровольцами. Подавляющее большинство пленных не имело отноше¬ния к. преступлениям против граждан-ских лиц.

Несколько дней чехословацкие пар¬тизаны издевались над безоружными эстонцами. Им не давали воды и еды, их унижали и избивали. Потом начался массовый расстрел пленных. Их подводили к краю обрыва над рекой и стреляли в затылок. По разным данным, таким образом было убито от 500 до 1300 человек.

На счастье оставшихся легионеров, мимо проезжала машина с советски¬ми офицерами. Наперерез ей бросился эстонец-штурмбаннфюрер (майор) по фамилии Сууркиви. Он владел русским языком и объяснил ситуацию, очень во¬время вспомнив, что пленные являются гражданами СССР (Эстония была присо¬единена к Стране Советов в 1940 году).

Офицеры вышли из машины. Человек с погонами капитана (его фамилия осталась неизвестной) возмущенно по¬интересовался, почему убивают совет¬ских граждан, которых нужно судить. Он распорядился напоить военнопленных и объяснил: самовольные казни не допу¬скаются.

Партизаны стали возражать: они рас¬стреливают преступников, которые унич¬тожали мирное население. Но капитан был тверд: это граждане СССР, они сда¬лись в плен, и их должны су¬дить в Советском Союзе.

Спор закончился неожи¬данно. По воспоминаниям майора Сууркиви, советский офицер предложил чехам: Покажите мне одного из военных преступников!

Далее предоставим сло¬во штурмбафюреру: «Среди нас был один молоденький (15-16-летний) паренек из немецкой вспомогательной службы, который в послед¬ние дни войны получил Же-лезный крест, который он время от времени доставал из кармана и гладил; это не осталось не-замеченным чехами. Они и указали на этого парня. (...) Русский подозвал парня к себе, дал ему левой рукой по плечу, так что тот повернулся вокруг себя, и выстре¬лил ему точно в затылок, сказав, что вот теперь все, конец. Больше не одного са¬мовольного расстрела не будет».

Выживших легионеров отправили в концлагеря. Уже летом 1946 года Совет Министров СССР принял постановление об освобождении служивших немцам прибалтов, не замешанных в престу¬плениях против мирного населения. А в 1953 году, после смерти Сталина, все по¬собники нацистов были освобождены по амнистии.

Известно, что другая группа эстонских эсэсовцев, численностью 5 тысяч че¬ловек, благополучно добралась до рас¬положения английских и американских войск и сдалась им в плен. Союзники ис-пользовали легионеров по назначению: создали из них сторожевые подразде¬ления, которые охраняли арестованных нацистских военных преступников - их вчерашних хозяев, попавших на скамью подсудимых.

Многие выходцы из Эстонии, служив¬шие в дивизии СС и оказавшиеся в пле¬ну у англичан и американцев, позже поселились в Западной Германии, США и Канаде и благополучно избежали ответ¬ственности за расправы над мирными жителями. Например, бригаденфюрер СС Йоханнес Соодла (единственный эсто¬нец, получивший генеральское звание вермахта), лично причастный к геноциду евреев в Эстонии и Белоруссии, а также карательным операциям на территории Ленинградской области, некоторое вре¬мя жил в Западной Германии и Италии, затем перебрался в США, где активно со¬трудничал с ЦРУ. В1961 году СССР потре¬бовал у американцев выдать военного преступника - но из-за на¬меренных бюрократических проволочек депортация так и не осуществилась, и в ито¬ге суд над Соодла, переехав¬шим в Западную Германию, не состоялся из-за смерти генерала в мае 1965 года.

Один из тех, кого спасли советские офицеры, был бывший унтершарфюрер (младший командир) Харальд Нугисекс, награжденный Рыцарским крестом, 7 лет провел в советских лагерях. Осво-бодившись по амнистии 1953 года, он сначала жил в Сибири, потом переехал в Эстонию. После выхода республики из состава СССР был награжден почетным знаком «Надломленный василек» и меда¬лью «Благодарность эстонского народа». Скончавшегося в 2014 году легионера похоронили с воинскими почестями.

Безусловно, массовый расстрел эстон¬ских эсэсовцев чехословацкими партизанами был варварской акцией. Но вспом¬ним, что руководство рейха присвоило территории Эстонии статус «юденфрай» («свободной от евреев») - то есть все представители еврейской национальности, включая стариков и младенцев, в ре¬спублике были уничтожены. Акции про¬водились с участием местных легионе¬ров - и события мая 1945 года выглядят возмездием судьбы.

Про грузинские, армянские и прочие национальные эсэсовские части сейчас не говорим. Они формировались из граждан СССР. Это, так сказать, свои — подобно власовцам, красновским казакам... Но мы в данном случае не о предателях.

Впрочем, прибалтийские страны все же вспомним. Перед войной, как известно, туда вошли советские войска (15 июня 1940 г. в Литву, 17 июня — в Эстонию и Латвию). Далее последовало вхождение этих государств в состав СССР, репрессии против зажиточных слоев населения, чиновников...

В репрессиях ничего хорошего нет. Вхождение в СССР — тема особая, но нельзя забывать, что в войну в составе Советской армии геройски дрались Литовская дивизия, Эстонский и Латышский стрелковые корпуса. Первым подразделением, сформированным по национально - территориальному принципу, стала 201-я Латышская стрелковая дивизия. Чуть позже аналогичные подразделения появились у литовцев и эстонцев.

Сейчас прибалтийские политики утверждают, что в 1940-м Латвия, Эстония и Литва вошли в состав СССР якобы не по своей воле. Но вот интересный факт: 201-я дивизия была на 70 % укомплектована добровольцами! 90 % личного состава были гражданами Латвийской ССР. И самих латышей здесь воевало больше половины состава. В 8-м Эстонском стрелковом корпусе эстонцев сражалось ещё больше: почти 80 %!

Боевое крещение латышские стрелки приняли уже в декабре 1941 года под Москвой. Они дрались героически, за что вскоре 201 – й дивизии присвоили почётное звание гвардейской. Во время Отечественной войны 75 тысяч латышей сражались с фашистами, 11 из них стали Героями Советского Союза, а ряд – крупными военными деятелями. Так, Вольдемар Ансович Озолс (генерал интербригад в Испании (1936), глава нелегальной резидентуры ГРУ ГШ во Франции (1940—1945) был резидентом советской разведки во Франции, Артур Карлович Спрогис (полковник, один из руководителей партизанского движения в Подмосковье) руководил разведшколой, где обучались Герои Советского Союза Зоя Космодемьянская, Константин Заслонов и другие разведчики - героические борцы с фашизмом. Макс Андреевич Рейтер-генерал-полковник, командовал Брянским фронтом, Герой Советского Союза генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин, был первым комендантом поверженного Берлина. Стойко сражались бойцы латвийских, эстонских и литовской дивизий Красной Армии, которые участвовали в освобождении своих республик. Характерно, что их противниками на этом этапе войны были латвийские, эстонские и литовские эсэсовцы, но они, поднаторевшие убивать мирных жителей, сопротивляться Красной Армии не могли, были разгромлены и побежали сдаваться на Запад. А теперь остатки этих подонков шагают под эсэсовскими стягами на улицах Риги, Таллина и Вильнюса, демонстрируя русофобию. Литва в результате «советской оккупации» территориально вообще очень даже выиграла: ей достались пребывавшие «под Польшей» Вильнюс и Клайпеда, которую перед войной литовское правительство «добровольно-принудительно» отдало Гитлеру.

В Литве сопротивление советской власти было особенно активным. Мобильные отряды хорошо вооружённых бойцов безжалостно расстреливали коммунистов, милиционеров, комсомольских вожаков, активистов, тех, кто сотрудничал с новым режимом, - врачей, учителей, а также членов их семей. Не щадили ни детей, ни женщин. Зачастую дома, в которых жили расстрелянные, поджигались.

После проведения карательной акции боевики бесследно растворялись в лесу. Их мастерски построенные убежища не могли найти даже поисковые собаки. Они называли себя Лесными братьями, а в документах НКВД значились как «Вооружённые националистические бандформирования».

Целью Лесных братьев было восстановление государственной независимости Литвы и других прибалтийских республик.

Наибольший размах движение противников советского строя приобрело в Литве в 1944-1947 годах. Самыми организованными среди прибалтов считались именно литовские бойцы. В 1944 году была создана хорошо вооружённая и экипированная Армия Свободы Литвы. Она имела единое командование, военную форму, укреплённые лесные базы, центры обучения, госпитали, типографии, отлаженную разведку и добровольных помощников по всей стране.

В то же время националистические элементы Латвии и Эстонии зачастую сбивались в небольшие отряды и действовали стихийно, у них отсутствовал единый командный центр. Летучие группы эстонских и латышских противников режима (их также называли Лесными братьями) отличались мобильностью, самостоятельностью, отсутствием чётких географических «очагов» вооружённой борьбы.

Согласно архивным документам, от рук литовских Лесных братьев погибло примерно 25 тысяч мирных граждан.

Советские и российские историки рассматривали движение Лесных братьев как ярко выраженное националистическое, профашистское. В то же время их прибалтийские коллеги называли Лесных братьев «борцами за свободу». Той же позиции придерживаются и нынешние власти прибалтийских стран. Официальные лица разного уровня называют Лесных братьев «национальными героями и истинными патриотами». Следует особо отметить, что в борьбе с ними тяжёлые потери несли советские милиционеры и бойцы внутренних войск, а также советские чекисты. Всего их полегло на прибалтийских землях более 8 тысяч. Как тут не вспомнить фильм «Никто не хотел умирать», впервые на общесоюзном уровне СССР затронувшим тему «лесных братьев» литовского бандподполья. Художественный кинофильм принёс режиссёру Витаутасу Жалакявичюсу широкую известность. Фильм снят в 1965 году на Литовской киностудии.

Резкое недовольство прибалтов вызвало намерение Гитлера не предоставлять прибалтийским республикам самостоятельности. По мнению фюрера, они должны были стать новыми территориями рейха.

Причем фашистские идеологи объявили литовцев «неполноценными». В ответ мужчин- литовцев от службы в немецкой армии освободили. В то же время латыши и эстонцы охотно вступали и в германскую армию, и в эсэсовский легион «Ваффен СС».

В конце декабря 1942 года, когда для немецко-фашистских войск сложилась критическая ситуация под Сталинградом, Гитлер принял решение бросить на фронт латышей.

В целях облегчения их мобилизации генерал-инспектором латышского добровольческого легиона СС был назначен ярый националист Рудольф Бангерскис. Гитлер лично присвоил ему звание генерал-лейтенанта войск СС.

Срочно были сформированы две латышские дивизии СС. Плохо подготовленные, вооруженные практически только стрелковым оружием, эти дивизии в январе 1944 года были брошены фашистами на фронт, навстречу прорвавшим немецкую оборону под Ленинградом войскам Красной Армии. Неудивительно, что они были разгромлены, наступавшими и практически полностью уничтожены. Таким образом тысячи латышей полегли на полях сражений в угоду пронемецки настроенным местным правящим элитам.

Если латыши и эстонцы активно воевали под знаменами фюрера, то литовцы согласились на военные действия только в составе Литовских национальных батальонов самообороны, с опознавательными знаками и нашивками Литовской армии. Причем только на территории Литвы.

В 1944 году немцы дали согласие на создание Литовской армии. Кроме того, они не возражали, чтобы ее возглавил известный генерал Повилас Плехавичус. В первую неделю под знамена генерала пришло 25 тысяч добровольцев.

Когда же немцы попытались насильно включить эту армию в состав германских вооруженных сил, все литовские соединения организованно ушли в леса и составили костяк Литовской Армии Свободы.

Немецкое командование крайне негативно восприняло эти события и провело несколько войсковых операций. В результате им удалось пленить генерала Плехавичуса, его штаб и командирский корпус. Впоследствии многие литовцы были либо расстреляны, либо сгинули в немецких концлагерях. Это обстоятельство существенно ослабило движение сопротивления. Ему катастрофически не хватало опытных офицеров.

Однако Армия Свободы, насчитывавшая более 100 тысяч бойцов, пыталась воевать с регулярными частями Советской армии.

В ответ руководство СССР бросило на подавление Лесных братьев отборные части МГБ СССР, внутренних войск МВД СССР и Советской армии. В 1947 году Советская армия провела ряд войсковых операций против Лесных братьев с привлечением танков и авиации. Было разгромлен штаб, уничтожено более 3 тысяч националистов, а примерно 15 тысяч бойцов взяты в плен.

Серьезный удар по движению Лесных братьев нанесла еще одна депортация в 1949 году, когда тысячи зажиточных крестьян отправились в сталинских теплушках в Сибирь. Таким образом, удалось нейтрализовать тех, кто особенно активно помогал братьям продовольствием. После 1957 года любые упоминания о прибалтийских партизанах в советской прессе были запрещены.

Фактический конец массовому сопротивлению литовцев положила амнистия 1955 года, но отдельные партизанские отряды продержались вплоть до начала 1960-х годов.

Один из лидеров движения сопротивления на допросах признал, что его бойцы «сознательно перешагивали законность и легко применяли смертную казнь», а еще добавил: «В те годы все мы купались в грязи. И что самое страшное, грязь эта была кровавой. Совершены такие подвиги, по которым наши дети могут учиться, и такие преступления, которые тоже не следует забывать, чтобы их не повторяли другие!»

Беларусь – особая часть нашего общего пространства. Там, как и у нас очень сильны патриотические – бойцовские настроения. Напомним, что на Украине было где-то тысяч 30 партизан, из которых половину составляли войска НКВД. А в Белоруссии их было 300 тысяч, и почти все - местные, хотя она в несколько раз меньше Украины. Правда и партизанская Белоруссия имела своих предателей и коллаборационистов.

Ещё в 1941 году стали создаваться отряды самообороны белорусских деревень и городов для борьбы с партизанами, особенно в Западной Белоруссии. Территории нескольких районов пользовались у немцев автономией ввиду сотрудничества с ними по примеру Локотской республики, имели свои вооружённые силы (Республика Зуева под Полоцком, в Витебской области Республика Россоно и Республика Петухова). Кстати, они продолжали сопротивление советской власти до 1947 года.

В 1944 году были созданы подразделения Белорусской краевой обороны (42 батальона), которые использовались для борьбы с партизанами, охраны тылов и т. д. Позднее была создана шуцманшафт бригада «Зиглинг» 4 – полкового состава, переформированная в середине августа 1944 года в 30 – ю гренадерскую дивизию СС (2-я русская).

Некоторые шуцманшафт – батальоны были позднее также непосредственно переведены в состав подразделений СД и войск СС. Около 5 тысяч белорусов вошли в состав подразделений противоздушной обороны Берлина.

В вооружённых силах Германии имелись 1 – й белорусский штурмовой взвод, белорусский батальон железнодорожной охраны, 13-й белорусский полицейский батальон СД, гренадёрская бригада войск СС (1-я белорусская), белорусский десантный батальон «Дальвитц», 38 – я гренадерская дивизия СС «Нибелунген».

Украина - считалось, что непосредственно на службе Вермахта и СС состояло около 250 тысяч украинцев, принимавших участие в боевых действиях против РККа, партизан и в карательных акциях.

По некоторым данным на службе вспомогательной полиции находилось до 400 тысяч советских граждан, большинство из которых располагались на территориях современных России, Украины, Белоруссии и Прибалтики. Их задействовали во всех мероприятиях немецкой военной администрации. В обязанности полицаев входило следить за порядком, выполнять проверку жителей, отвечать за выдачу документов, принимать участие в охране тюрем и концлагерей и конечно, осуществлять карательные функции. Украинская вспомогательная полиция состояла из двух подразделений: одно называлось «шуцманшафт», или «шума», и принимало участие в карательных операциях, проводимых нацистами на территории Украины, Белоруссии и России. Другое структурное подразделение выполняло функции местной полиции и действовало в основном в дистрикте Галиция. Сама служба украинской вспомогательной полиции была образована 27 июля 1941 года. Ее численность составляла около 35 тысяч человек, главной задачей «украинского шуцманшафта» была борьба с партизанами, евреями и коммунистами. Логика нацистов в создании подобных подразделений вполне объяснима: не каждый из полицаев способен убивать своих земляков, а то и вовсе близких. Исходя из этой логики, польская «синяя полиция» принимала участие в карательных операциях на Украине, а 12-й литовский батальон депортировал евреев из Варшавского гетто.

Украинские батальоны «шуцманов» (всего было создано 49 батальонов) несли свою «кровавую» службу на территории Белоруссии. На их счету немало «подвигов». Одним из самых известных является Хатынь - небольшое белорусское село, сожженное карателями. Примечательно, что в СССР об этом не было принято говорить, чтобы не сеять национальную рознь.

Известна также украинско-националистическая дивизия СС «Галичина», ситуация с её созданием германским командованием была интересна с точки зрения истории. По воспоминаниям Кубийовича, инициатором создания дивизии был Вехтер, который считал, что «Галиция была страной, в которой нужно возобновить немецкое (австрийское) влияние, которое происходило ещё со второй половины XVIII века». Дивизия набиралась из жителей генерал-губернаторства Галиция. Избыток добровольцев (на 1 июня 1943 записалось более 80 тысяч) позволил сформировать 204-й батальон полиции и СД, и ряд других соединений часть из которых была позже использована для воссоздания дивизии после её разгрома под Бродами в июле 1944 года. Подразделения этой дивизии с осени 1943 года участвовали в антипартизанской войне по всей территории Европы. В середине июля 1944 года дивизия первого набора была разгромлена Красной армией в боях под Бродами. В конце сентября 1944 года боеготовые полки дивизии были переброшены на подавление Словацкого восстания, к середине октября 1944 года дивизия была задействована в Словакии в полном составе. В начале 1945 года дивизия была переброшена на Балканы, где вела борьбу с югославскими партизанами. В середине марта дивизию должны были разоружить, передав её вооружение формируемому германскому соединению, но быстрое продвижение Красной армии вынудило перебросить её на фронт, где она действовала с 1-м германским кавалерийским корпусом и перед капитуляцией входила в подчинение 4-го танкового корпуса. В последних числах апреля 1945 года дивизия формально была преобразована в 1-ю Украинскую дивизию Украинской национальной армии, хотя на германских картах и документах она все ещё имела прежнее название и командование войск СС считало её своим соединением войск СС. В период с 8 по 11 мая 1945 года части дивизии сдались американским и британским войскам

Специальное подразделение «Нахтигаль» («Соловей», «Ночная птица») имени Степана Бандеры был сформирован в марте-апреле в 1941 г. из бандеровцев. Формирование проходило военную подготовку в Нойгаммере в составе 1-го батальона полка специального назначения «Бранденбург-800», который был подчинен Абверу-2 (отдел Абвера, который занимался осуществлением диверсий в стане противника). Политическим руководителем батальона был Теодор Оберлендер (известный немецкий деятель, который занимался немцами Востока, оберфюрер СС), командиром батальона со стороны немцев был обер-лейтенант Альбрехт Херцнер, командиром батальона со стороны украинцев - капитан Роман Шухевич.

Абвер, как известно, не афишировал свои действия, поэтому о действиях «Нахтигаля» не очень много свидетельств. Известно, что 30 июня в 1941 г. специаль-батальон «Нахтигаль» вошел во Львов вместе с 1-м батальоном полка специального назначения «Бранденбург-800». Польские и советские (а позже и российские) публицисты и историки неоднократно обвиняли брандербургцев и нахтигальцев в карательных акциях первых дней оккупации. В 1991 году в Лондоне вышла книга польского автора Александра Кормана «Из кровавых дней Львова 1941 года». Автор приводит многочисленные факты, фамилии, свидетельства очевидцев этой трагедии. Исследователь утверждает однозначно: с 3 июня до 6 июля в 1941 г. (время пребывания специаль-батальона «Нахтигаль» во Львове) польских ученых, евреев и коммунистов уничтожали гитлеровцы, нахтигалевцы и боевики из ОУН-бандеровцев. Корман приводит в книге фотокопию обращения Степана Бандеры, которое распространялось во Львове с 30 июня по 11 июля в 1941 г. в виде летучек и афиш: «Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды - то твои враги! Уничтожай их!» В другой интерпретации эта открытка звучала так: «Ляхов, жидов, коммунистов уничтожай без милосердия, не жалей врагов украинской народной революции!».

После провозглашения 30 июня 1941-го то есть так называемой самостоятельной Украины во Львове, которое осуществил Ярослав Стецько («Карбович», первый заместитель Бандеры), с помощью «Нахтигаля» имени С. Бандеры и по приказу Бандеры, и после арестов участников этой затеи оба специальных батальона были отозваны с фронта и в конце октября объединены в одно формирование. В середине марта в 1942 г. объединенный (теперь уже шуцманшафт) батальон под командой Евгения Побигущего («Рена») был отправлен в Беларусь и действовал в треугольнике Могилев-Витебск-Лепель в составе 201-й полицейской («охранной») дивизии генерала Якоби против белорусских партизан и мирного населения. Как нахтигалевцы служили своим хозяевам в этот период, достоверно неизвестно, однако перед Рождеством в 1943-ом г. воинское подразделение распустили. Причины этого до сих пор не выяснены.

22 марта 1943 года в 40 километрах от Минска партизаны обстреляли легковую машину, в которой ехал командир полицейского батальона гауптман Ганс Вёльке - чемпион по толканию ядра Олимпиады 1936 года, первый чемпион-немец, любимец фюрера. Его смерть напугала оккупантов. Неподалеку располагался 118-й украинский полицейский батальон, шефом одной из рот которого и был убитый Вёльке. И «полицаи» сами, без ведома немцев, принялись искать виновных. Главным зачинщиком сожжения Хатыни был Григорий Васюра, начальник штаба 118-го полицейского батальона, хауптштурмфюрер СС (капитан). Вначале полиция под началом Васюры расстреляла 27 жителей деревни Козыри, а потом по следам партизан вышла к деревне Хатынь. Собрав жителей в огромный сарай, они обложили его соломой и подожгли. 149 человек - женщины, старики, а половина - несовершеннолетние дети - сгорели в огненном аду. Смысл этого зверства - желание выслужиться перед немцами. Которые, в общем- то, и не требовали такого зверского «подхалимажа». Сейчас Хатынь известна во всем мире - на месте сожженной деревни создан мемориальный комплекс. Но и сегодня большинство считают, что это преступление гитлеровцев, а не их озверелых украинских «помощников» - полицаев.

Надо сказать, вояки-бандеровцы, как входившие в структурные подразделения вермахта, так и «вольные стрелки», всю войну бегавшие по лесам, с каким-то садистским усердием убивали женщин и детей. Вот что писал известный украинский публицист Ярослав Галан в одной из своих книг: «Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая идея: «Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..» «Хлопцам» это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери...» 24 октября 1949 года Ярослав Галан погиб от рук националистов - ему нанесли 11 ударов гуцульским топориком.

14 октября 1942 года на территории Украины была создана УПА - Украинская повстанческая армия. Причинами создания повстанческой армии ее апологеты называют желание изгнать с территории Украины и гитлеровцев, и москалей. Противники считают, что к 1942 году деятели ОУН, под эгидой которой и была создана УПА, договорились с гитлеровцами о совместной борьбе с партизанами Красной армии.

Члены УПА были с гитлеровцами заодно. Разумеется, исключения были, но они только подтверждают правило: украинские националисты работали на немцев. Порой неявно, иногда невольно, но чаще всего - сознательно и опять же с особым усердием.

Одной из главных задач вояк УПА были не бои с наступающей Красной армией или с партизанами, а запугивание местного населения. Особенно из числа тех, чьи родственники служили в Красной армии, находились в партизанах или помогали им продуктами.

Согласие сводным статистическим данным советских архивов за время, прошедшее посла освобождения Украины (1944-1956 годы), было убито мирных жителей: 15 355 колхозников и крестьян; 860 детей, стариков и домохозяек; 1881 представитель интеллигенции; 50 священнослужителей; 676 рабочих заводов и предприятий; 314 председателей колхозов; 205 комсомольских и 216 партийных работников; более 2500 советских работников (председателей, секретарей и прочих работников сельских, городских, районных исполнительных комитетов). Об этом очень хорошо показано в фильме режиссёра Юрия Ильенко «Белая птица с чёрной отметиной», снятом на киностудии им. А. Довженко в 1970 году, который поведал историю трагического для Украины времени 40-х годов ХХ века. Бесспорно, идеологические установки того времени не позволили Юрию Ильенко раскрыть весь драматизм событий предвоенных, военных и послевоенных лет, когда в Карпатах линия фронта разделяла порой людей одной нации и языка. События фильма происходят в период с 1937 по 1947 год в украинском пограничном поселении. В деревне живёт бедная многодетная семья Леся звонаря. Его сыновья оказались по разные стороны баррикад: Пётр (Иван Миколайчук – Заслуженный артист Украинской ССР) служит в Красной Армии, а Орест (Богдан Ступка – Народный артист СССР) примкнул к украинским националистам – бандеровцам. Младший же сын остался в стороне. Но ещё не раз пути юных героев пересекутся. Фильм «Белая птица с чёрной отметиной» получил приз Московского Международного кинофестиваля в 1971 году

После того как Красная армия, освободив территории Западной Украины, ушла дальше на запад, бойцы УПА стали регулярно проводить рейды по их тылам, убивая оставленных раненых, коммунистов, активистов, работающих в колхозах.

Среди зловещих преступлений, совершённых вооружёнными группами украинских националистов из состава УПА нельзя не упомянуть трагическую гибель Героя Советского Союза, генерала армии Николая Фёдоровича Ватутина. Выходец из крестьянской семьи, Николай Ватутин прошёл путь от красноармейца до генерала армии. В годы Великой Отечественной войны он возглавлял войска Воронежского, Юго-Западного и 1-го Украинского фронтов до своей гибели в 1944 году. Гибель генерала армии, причем того, которому уже прочили маршальское звание, событие чрезвычайное Картина боестолкновения видна из составленной 6 марта 1944 г. докладной записки начальника управления контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта генерал-майора Н.А. Осетрова. В записке говорится, что 29 февраля 1944 г. Н. Ф. Ватутин выехал из Ровно (где тогда располагался штаб 13-й армии генерал-лейтенанта Н.П. Пухова) в Славуту — в штаб 60-й армии генерал-лейтенанта И. Д. Черняховского. Однако примерно в 19.00 у въезда в село Милятин (юг Ровенской области) машину генерала и сопровождавшие его машины обстреляла «группа численностью в 100—200 человек»; при этом командующий получил тяжёлое ранение в ногу. Осетров отмечал исключительно высокую активность вооружённых групп украинских националистов на юге Ровенской области, где эти группы пользовались поддержкой местного населения. По сведениям начальника Отдела контрразведки «Смерш» 13-й армии М. П. Александрова, схваченный "бандеровец" из действовавшей в районе Милятина сотни «Зелёного» показал, что в столкновении участвовали бойцы этой сотни. Некоторые новые подробности гибели генерала армии Н.Ф. Ватутина раскрывает Александр Сергеевич Гогун (проживает в Берлине, доктор философии) в своей книге «Между Гитлером и Сталиным. Украинские повстанцы» изданной в 2004 году в Санкт - Петербурге издательским домом «Нева». Он утверждает, что бой столкновение в ходе которого был тяжело ранен генерал армии Ватутин, произошло совершенно случайно – он напоролся даже не на бандеровскую засаду, а просто на группу украинских повстанцев, грабящих захваченный ими ранее красноармейский обоз. От рук украинских повстанцев, продолжает в своей книге А. Гогун, в 1944 году погиб и командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта генерал – лейтенант Андрей Штевнев. Конечно, генералы и раньше гибли на фронтах Великой Отечественной войны, но чтобы генерала такого высокого ранга как Николай Фёдорович Ватутин, начиная с июня 41-го подобных случаев у нас было всего три. Но лишь один — столь неоднозначный. Дважды Героя Советского союза генерала армии Ивана Даниловича Черняховского (погиб 18 февраля 1945 г.), равно как и генерала армии Иосифа Родионовича Апанасенко (погиб 5 августа 1943 г.), скосил осколок шального снаряда — на войне гибнут не только солдаты.

Также, в гибели советского сотрудника органов государственной безопасности, разведчика и партизана, который лично ликвидировал по приказу командования 11 гитлеровских генералов и высокопоставленных чиновников оккупационной администрации нацистской Германии, Героя Советского Союза Николая Ивановича Кузнецова повинны украинские националисты. 9 марта 1944 года, приблизившись к линии фронта, в селе Боратин Бродовского района группа разведчика Кузнецова натолкнулась на неизвестных им военнослужащих (как оказалось — бойцов УПА). В ходе перестрелки с ними Николай Кузнецов и его спутники Ян Каминский и Иван Белов были убиты (по одной из версий Кузнецов погиб, подорвав себя и бандеровцев – националистов гранатой). Об этом очень ярко показано в художественных фильмах: «Подвиг разведчика» (1947 год), «Сильные духом» (1967 г., в роли разведчика Кузнецова - латышский актёр, народный артист СССР Гунар Цилинскийи) и «Отряд специального назначения» (1987 г., в роли Николая Кузнецова – народный артист РСФСР Александр Михайлов). О некоторых его подвигах рассказано в советском документальном бестселлере «Это было под Ровно» («Сильные духом») написанном Дмитрием Медведевым, командиром партизанского отряда, полковником, Героем Советского союза, кадровым сотрудником НКВД СССР. После развала СССР могила Героя Советского Союза во Львове неоднократно осквернялась.

Одним из любимых способов ввести людей в заблуждение было переодевание бойцов УПА в форму красноармейцев. Этим можно было замести следы содеянного, и посеять ненависть к Красной армии. И таких примеров, связанных с переодеванием, очень много. 28 марта 1944 года в селе Новая Брыкуля Тернопольской области бойцы УПА явились в советской форме и с советским оружием и принялись собирать население под предлогом отправки на работу. В действительности крестьян-украинцев отвели от родного села лишь на километр, после чего 115 человек расстреляли.

Но самой страшной и абсолютно бессмысленной можно признать акцию УПА, которая получила наименование «Волынская резня». Целью этой операции, направленной против мирного населения, было «очищение» территории Волыни от польского населения. Украинские националисты окружали польские села и колонии, а затем приступали к убийствам.

Убивали всех - женщин, стариков, детей, грудных младенцев. Жертв расстреливали, избивали дубинами, рубили топорами. На месте польских сел оставались лишь обгоревшие развалины. По данным сейма Польши, опубликованным в 2013 году, в период с 1942 по 1945 год погибло около 100 тысяч поляков.

Рассказывая об истории борьбы с украинскими националистами А.С. Гогун в своей книге «Между Гитлером и Сталиным. Украинские повстанцы» пишет: «Не меньшее признание получили украинские националисты и у Советского руководства: решение о проведении операции по ликвидации руководителей ОУН (организация украинских националистов) Евгения Коновальца, Льва Ребета и Степана Бандеры лично принимали Иосиф Сталин и Никита Хрущёв. Сводки и донесения о борьбе с оуновцами, начиная с 1940 г., регулярно ложились на стол к кремлёвскому руководителю (Сталину). А то, что было интересно ему, не может не быть интересно и историку.

К слову, в подавлении национально-освободительного движения «отметился» и Леонид Брежнев: после войны он возглавлял Политуправление Прикарпатского военного округа, войска которого активнейшим образом участвовали в борьбе с УПА». А. С. Гогун давая анализ борьбы украинской повстанческой армии (УПА) силовыми структурами СССР особо отмечает успешность действий внутренних войск НКВД и их идеологическую подготовленность к борьбе с украинским банд - подпольем. Цитирую: «Внутренние войска НКВД СССР – это самый страшный враг повстанцев и гроза украинских деревень. Внутренние войска НКВД занимали элитное место в Вооружённых силах СССР – хотя их участие в боевых операциях не так афишировалась и пропагандировалась, как подвиг солдат и офицеров Красной армии в годы Великой Отечественной войны. Личный состав частей НКВД был тщательно подобран, вплоть до последнего солдата, политически воспитан, чекисты были лучше обучены, оснащены и вооружены, чем части Красной армии, их офицеры и рядовые получали лучшее материальное и социальное обеспечение, чем советские солдаты. Плюс к тому, против украинских повстанцев боролись и пограничники, не входившие в структуру ВВ НКВД, но тоже во все времена бывшие и являющиеся частью чекистского ведомства».

После окончания войны в Европе часть добровольческих формирований, воевавших на стороне вермахта, оказалась на территории, занятой войсками союзников. В западные районы Чехословакии и Австрии стекались казачьи войска, «восточные легионы», охранные войска, отступавшие под натиском Красной Армии и англо-американских войск. Согласно ялтинским договорённостям, СССР и его союзники обязались вернуть друг другу всех своих граждан, включая освобождённых военнопленных, перемещённых гражданских лиц, военнослужащих различных добровольческих формирований. Англо-американское командование не считало, однако, советскими гражданами тех лиц, которые не проживали в СССР до сентября 1939 года, то есть жителей Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии. Значительная часть добровольцев сумела избежать репатриации и остаться на Западе. Всего «невозвращенцев» (включая как коллаборационистов, так и жителей западных областей СССР) насчитывалось около полумиллиона человек.

Согласно ялтинским договорённостям, репатриации подлежали также советские солдаты, которые были дезертирами или служили в немецкой армии. Советская пропаганда утверждала, что возвращаться на Родину не желают немецкие прислужники-полицаи. Но по данным американцев, только 10 % из всех украинцев, подлежащих репатриации, проходили службу в рядах полицейских подразделений и различных формирований вермахта. Остальные же были советскими военнопленными или «окруженцами», украинцами по национальности, по каким-либо причинам оказавшимися на той территории. Дело в том, что во время немецкой оккупации Украины военнопленных красноармейцев - местных уроженцев отпускали домой. И преимущественно это были тоже украинские крестьяне. У украинских женщин даже существовало такое понятие – «купить мужа», то есть забрать из лагеря военнопленных любого понравившегося ей мужчину. Всё это делалось практически до конца 1941 года, хотя в директиве Германа Геринга № 97 п. № 5 от 9 ноября 1941 года было указано: «Украинцы не пользуются особыми привилегиями, фюрер приказал, чтобы пленных в дальнейшем не освобождали». Тысячи военнопленных и «примаков», как говорили на Украине, наводнили украинские сёла, где, в отличие от города, легче было прокормиться.

На первый взгляд, такой гуманизм немцев не имел практической выгоды для Германии. Однако оккупанты, к удивлению крестьян, не разогнали колхозы, а всего лишь переименовали их в общественные хозяйства. И отпущенные военнопленные, и «примаки» были в них основной подневольной рабочей силой, поставляя продовольствие для нужд Германии.

Многим украинским крестьянам, призванным в Красную Армию и попавшим из-за просчётов руководства СССР в плен или в окружение, пришлось отступать с частями вермахта на Запад. Но и там они оказались никому не нужными – ни русской эмиграции, ни своим братьям-украинцам. Они лихорадочно искали выход и молчали, поскольку их родной язык мог привести к большим проблемам.

Дело в том, что литературный украинский язык, создававшийся на базе диалектов Западной Украины и заимствований из польского, уже не включал в себя староукраинские слова, сохранившиеся в языке у украинцев из центральных и юго-восточных районов Украины.

Это обстоятельство оказалось для украинских крестьян настоящим бедствием. Ведь многие украинские крестьяне пытались выдать себя за уроженцев западных областей, которые до 1 сентября 1939 года находились на территории Польши и репатриации не подлежали.

Но русские и украинские переводчики по их акценту и манере разговаривать безошибочно определяли, кто есть кто. Ведь переводчики сами всей душой пытались попасть в США и всячески выслуживались перед начальством, безжалостно «вычисляя» кандидата на отправление в СССР. Язык, уже в который раз сыграл с украинскими крестьянами злую шутку. Ведь почти половина из них были неграмотными или малограмотными. Их родным языком был украинско-русский суржик. Эта языковая смесь полностью подменила «украинскую мову» во время насильственной украинизации 1920-1930 годов в тогдашней столице Украины – Харькове, так было и в начале 1930-х годов в Москве, куда приезжали украинские крестьяне, спасаясь от голода и коллективизации.

Власти США придавали знанию языка большую роль, стараясь предупредить конфликты в процессе адаптации к американскому обществу. Ведь в США на первых порах новоприбывшие опекались землячествами. А амбициозная русская эмиграция, состоявшая в то время из бывших белогвардейцев, напрочь отказалась участвовать в судьбе «бандитов-махновцев». Украинская же диаспора, имеющая в США давние корни (сюда начали переселяться украинцы из западных областей ещё в XIX веке), обвиняла бывших советских крестьян в отсутствии … патриотизма и национальной гордости. Они ставили им в вину то, что те долгое время терпели гнёт «москалей» и не оказывали никакого сопротивления. Конфликты и социальная неприспособленность такой массы людей могли поколебать устои даже такой страны как США.

На заключительном этапе войны и, особенно в послевоенное время бывшие «добровольцы» - каратели, участвовавшие в боевых действиях против советских войск и партизан, люди, служившие в немецкой полиции, сурово наказывались. К сожалению, к активным пособникам врага в то время было причислено и немало людей, не запятнавших свои руки кровью и надевших форму противника лишь для того, чтобы при первой возможности перебежать к партизанам или регулярным войскам. Подвергались репрессиям и те военнопленные, которых фашисты заставляли работать на возведении оборонительных объектов. Согласно Указу президента РФ от 24 января 1995 г. N 63 «О восстановлении законных прав российских граждан – бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период», справедливость ко многим из них в последнее время была восстановлена. Однако действие этого указа не распространяется на тех граждан, которые служили в годы войны в строевых и специальных формированиях вермахта и в полиции, на изменников Родины.

По мнению директора Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, сейчас на Украине идёт реванш фашизма. И в этом реванше жители Восточной Украины встретились с теми, с кем воевали их деды. Только в 1962 году был ликвидирован последний бандеровский схрон на Западной Украине. 80 тысяч охранников концлагерей были украинцами. Немцы командовали, а украинцы охраняли бараки и лежали за пулемётами в Бабьем Яре. Ещё примерно 200 тысяч ушли в вермахт и СС. Те, кого не убили, отсидели своё. В 60-х они вернулись домой из лагерей. Это их дети, это их внуки сейчас воюют на Юго-Востоке Украины против ополченцев. Последние 20 с лишним лет потомки украинских националистов, проживающих за границей, поддерживают теснейшие контакты со своими родственниками на Украине. Ездят по местам «боевой славы» бандеровцев, инвестируют, лоббируют свои интересы в Конгрессе и правительстве США, Канады и Австралии.

Надо отметить, что махровый национализм расцвёл на Украине не сразу. На протяжении последних 20 лет подпитываемые финансовыми вливаниями американцев, националисты активно вербовали сторонников. Продвижению их идей содействовали и украинские СМИ. Националисты систематически проводили так называемые «бойовы вышколы» (военные сборы) с использованием травматического, холодного и огнестрельного оружия. Опытные мастера преподавали им технику восточных единоборств. Фоторепортажи свободно публиковались на сайтах организации. Например, «вышкола» с участием Дмитрия Яроша в сентябре 2013 года прошла под Черниговом.

Как сам Ярош, так и его приближённые имеют богатый околокриминальный и боевой опыт. УНА — УНСО (Украинская Национальная ассамблея — Украинская национальная самооборона). Боевики этой экстремистской организации украинских радикалов участвовали (или хотя бы декларировали свое участие) почти во всех вооруженных конфликтах на территории СНГ. Они воевали в Приднестровье, в грузино-абхазской войне, в обеих чеченских компаниях, участвовали в нападении на Дагестан, были в отряде Гелаева, разбитом осенью 2001 г. в Кодорском ущелье в Абхазии. Они воевали против российских войск в Чечне, Абхазии и других «горячих точках». В Чечню первые наемники — члены подразделения украинского ультранационалистического движения УНА-УНСО «Викинг», а также иорданец Хаттаб — прибыли в 1994 году. По данным оперативного управления Северо-Кавказского военного округа, во время первой войны (1994-1996 годы) в республике действовало самостоятельное подразделение численностью до 200 человек из арабских наемников Хаттаба. Другие иностранцы, преимущественно из Прибалтики и Украины, воевали непосредственно в ичкерийских частях. В этот период активное освещение в СМИ получила тема так называемых белых колготок — женщин-снайперов из Прибалтики, якобы воевавших за боевиков. Однако никаких достоверных официальных сведений о них не существует.

Боевые саратники Яроша и Корчинского по УНО_УНСО не скрывают, что лично участвовали в боевых операциях, поджигали БТРы и расстреливали российских солдат и офицеров. Но и сейчас Дмитрий Ярош на посту – Советник начальника Генерального штаба – Главнокомандующего Вооружёнными силами Украины. Как тут не вспомнить ещё одного крупного политического деятеля правого толка Украины – Дмитро Корчинского (украинский политический и общественный деятель, журналист, телеведущий и драматург). В 1993 году ряд лидеров УНСО во главе с её тогдашним руководителем Дмитрием Корчинским прибыли в Грозный. И хотя с генералом – майором авиации Джохаром Дудаевым (первый Президент самопровозглащённой Чеченской Республики Ичкерия с 1991 - 1996 г) встретиться не удалось, состоялись встречи с Зелимханом Яндарбиевым (с 17 апреля 1993 по 22 апреля 1996 года Вице – президент Ичкерии) и Асланом Масхадовым (с января 1997 по 8 марта 2005 года Президент Ичкерии). С последним Корчинский договорился, что УНСО займется вербовкой на Украине специалистов ПВО и ВВС. Украинские наемники должны были получать по три тысячи долларов в месяц. Для начала вербовки, чеченцы перевели валютные средства на счет унсовского Центра «Евразия», который возглавлял нынешний лидер организации Андрей Шкиль.

Но начавшаяся война смешала планы: авиация мятежников была уничтожена на аэродромах, и о какой-либо системе ПВО также говорить не приходилось. Известно, что в момент штурма Грозного оппозицией 24 ноября 1994 г. Дмитрий (Дмитро) Корчинский находился там, и впоследствии принимал участие в допросах российских танкистов, взятых боевиками в плен. После начала боевых действий, в Чечню, на средства «Евразии» был отправлен отряд «Прометей», костяк которого составили боевики прошедшие подготовку в Кахетии.

В 1993 году он принял участие в боевых действиях в Абхазии на стороне Грузии. А в 1994 году принимал участие в Первой чеченской войне на стороне сепаратистов. Во время вооружённого конфликта на Донбассе, в 2014 году принял в нём участие вместе с другими представителями организации «Братство» в составе батальона «Шахтёрск», расформированного за мародёрство, позже в качестве гранатомётчика в батальоне «Святая Мария».

В марте 2014 Следственным Комитетом России по Северо-Кавказскому федеральному округу возбуждено уголовное дело в отношении граждан Украины, состоявших в рядах УНА-УНСО (украинский националистический союз): Игоря Мазура, Валерия Бобровича, Дмитрия Корчинского, Андрея и Олега Тягнибоков, Дмитрия Яроша, Владимира Мамалыги, Александра Музыченко, Сашко Билого (по сообщению первого заместителя главы МВД Владимира Евдокимова, в ночь с 24 на 25 марта на территории Ровенской области силами РУБОП МВД Украины и спецподразделения «Сокол» проводилась спецоперация по задержанию и обезвреживанию членов ОПГ. В ходе операции завязалась перестрелка, в результате которой Музычко убили), и других, пока не установленных следствием лиц.

В зависимости от роли каждого они подозреваются в совершении преступлений, предусмотренных ч.ч. 1, 2 ст. 209 УК РФ (создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, руководство такой группой (бандой) и участие в совершаемых ею нападениях). По данным журнала «Солдат удачи» со ссылкой на источники в УНА-УНСО, в Чечне около 10 украинских боевиков были убиты и около 20 ранены.

Геннадий Николаевич Трошев (генерал – полковник) — российский «окопный генерал» и одна из ключевых фигур в событиях на Северном Кавказе. В Чечню попал в конце 1994 года фактически перед началом военной кампании, так называемой Первой Чеченской войной. Командовал группировкой войск Министерства обороны РФ в Чеченской республике, в период второй Чеченской войны, затем был командующим Северо - Кавказским военным округом Министерства обороны России и Советником Президента России В.В. Путина (занимался вопросами казачества). Трагически погиб в авиакатастрофе, в черте города Пермь 14 сентября 2008 года.

В 2002 году Трошев издал книгу под названием «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала». Численность только украинских боевиков в 1999 году оценивалась в 300 человек. К 2000 году общее число украинских наёмников достигла 600-700 человек. Мемуары интересны еще и тем, что там не только описаны «изнутри» все перипетии русско-чеченской войны, но и даны биографические и характерологические зарисовки многих участников данной кампании. В 9 главе «Моей войны» имеется раздел под названием «Наемники». Несколько абзацев посвящены боевикам из УНСО.

По словам Г. Н. Трошева, в 1999 году «в Грозном под ружьем бандитов находилось около 300 наемников с Украины. Часть из них воевали еще в первую чеченскую войну. Прежде всего это представители крайне националистической организации УНА-УНСО, активно поставляющей живой товар на «чеченский фронт».

В своих книгах Геннадий Николаевич Трошев «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала» (2001), «Чеченский рецидив» (2003), «Чеченский излом» (2008) неоднократно обращался к теме иностранных наёмников в Северокавказском регионе и даже давал личностные характеристики наиболее одиозных иностранных полевых командиров, как Хаттаб. При этом Г.Н. Трошев, как автор книг, использовал не только текущие документы, но и обращался к архивам Северо–Кавказского военного округа. Я это знаю со слов его начальника пресс службы – полковника Алёхина Геннадия Тимофеевича, с которым мне посчастливилось познакомиться в феврале 2000, когда я приехал в свою первую командировку в Чеченскую республику, в качестве начальника пресс - службы группировки ФСИН на Северном Кавказе. За плечами полковника Г.Т. Алёхина работа в качестве главного редактора армейской окружной газеты Северо - Кавказского военного округа «Военный вестник Юга России» и начальником пресс-службы группировки российских войск на Северном Кавказе в период первой и второй Чеченских войн. Кавалер Государственных наград, один из интереснейших писателей Юга и Центра России. Общение с этим неординарным человеком - высокопрофессиональным военным корреспондентом, очень много дало мне в профессиональном плане, как военного журналиста. Про себя всегда называл его «Мэтром пера».

Как очень тонко охарактеризовал эту ситуацию Евгений Сатановский – одна группа населения «Правый сектор», бандеровцы на Западной Украине, а точнее национально-идеологизированная часть этой группы, пытается: первое – создать свою национальную мифологию; второе – навязать её всем; третье – воспитать «молодняк» на этой мифологии. И у них это успешно получилось – вот вам в итоге и майдан, и война на Юго-Востоке Украины с теми, кто не желает разделять их националистическую идеологию и просто ненавидит националистов-бандеровцев.

Властям Украины очень хочется, чтобы все это было неправдой. Но факты - упрямая вещь. С ними не поспоришь. Казалось бы, все это в прошлом. После войны многие бывшие легионеры своим добросовестным трудом постарались искупить вину. И стоит ли вспоминать об изменниках через столько лет после Великой Победы? Думается, что стоит. Ведь тем величественнее и значимее подвиг тех, кто не сломался в концлагерях, остался до конца верен присяге, кого не соблазнили посулы врага. И дело не в национальности, главное - нравственный стержень: лучше погибнуть, чем стать предателем. Ведь испокон веку нет большего позора у представителей любой нации...

Всего же в годы войны на стороне Гитлера воевали свыше 1,8 миллиона человек из числа граждан других стран и народов. Из них было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и батальонов.

Из-за отсутствия достоверных статистических данных до сих пор не установлено общее число жертв, среди военнослужащих и гражданского населения многих государств, участвовавших в войне, в том числе - реальные потери германских вооруженных сил и их союзников. Начиная с разгрома под Сталинградом, немецкая система учета потерь стала давать сбои, а в 1944 и 1945 гг., терпя поражение за поражением, германское командование просто физически не могло учесть все свои безвозвратные потери. С марта 1945 г. их учет вообще прекратился. По имеющимся неполным данным, безвозвратные потери Германии и ее союзников (убито, умерло от ран, попало в плен и пропало без вести) составили около 11,8 млн. человек. Потери гражданского населения «Третьего рейха» — около 3,3 млн. человек, включая погибших от бомбежек и военных действий, пропавших без вести и жертв фашистского террора.

Впрочем, несмотря на кровавую историю походов на Россию и их бесславный для завоевателей финал, количество желающих получить российские земли не уменьшилось. Им иногда полезно взглянуть на тех, кто всё-таки отхватил свой кусок российской земли – с ними можно познакомиться на воинских могилах, на кладбищах.

Сегодня нам кажется, что через столько лет цивилизованные европейцы и культурные японцы относятся к нам по-другому. Но нет, они также ненавидят русских и Россию, как и их предки.

Историк, ветеран МВД России и боевых действий Николай Варавин

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |