Пн, 03 октября, 07:08 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Аналитика » Тропа Сулима, или новые функции чеченских пенсионеров

Тропа Сулима, или новые функции чеченских пенсионеров

09.08.2022 12:54

«И творите добро, ведь Аллах любит творящих добро». (Сура 2, аят 195)

При достижении определенного количества лет каждого человека неизбежно ожидает почетная миссия – выход на пенсию. Этот возраст по-своему хорош, ибо не обременен трудовыми обязательствами перед семьей, нудным служебным регламентом с дотошным «начальником», напрочь перечеркивающими личную свободу. Ты свободен и честен перед собой, обществом и Пенсионным фондом, что пройден путь достойно, и труд твой замечен и оценен государством.

Выходящие в последние годы на пенсию люди преимущественно учились, формировались и трудились в условиях СССР, в котором любой труд был почетен. И вероятно каждый не единожды пафосно заявлял, что учился и трудился для блага народа и во имя процветания любимой страны, чтобы она стала более прекрасной и комфортной для всех в ней проживающих. Чеченская Республика в данном контексте – не исключение, здесь старики традиционно находятся в привилегированном статусе. Ими не принято отсиживаться дома, в стороне от общественных проблем, но суждено занять почетное место в социальной иерархии гражданского общества, где всегда востребованы седая мудрость, жизненный опыт и знания. И не только, как в прежние времена, в примитивном уходе и санитарном сохранении сельских водоемов, дорожного покрытия, пешеходных мостиков или в местах коллективного пользования.

Современный чеченский пенсионер – это наставник нового типа, часто имеющий высшее или среднее специальное образование, опыт госслужбы или руководящей работы разных уровней. Спектр его познаний, на удивление, очень широк. Начитанный и владеющий интернетом, нередко представленный в социальных сетях, прекрасно знающий национальные, религиозные традиции и обычаи, он продолжает оставаться полезным. С легкостью может высказать свое оригинальное суждение по происходящему в мире, о важнейших трендах геополитики, политической и экономической международной обстановке, о технологиях пиарщиков чуждой идеологии – ваххабизма, сепаратизма, неонацизма и современного сатанизма.

Сегодняшним чеченским пенсионерам в триединой конструкции «семья-школа-общество» уже ментально отводится главенствующая роль в уровне влияния на новое поколение, обусловленное наличием у старших весомого потенциала и умения беречь молодежь от всего, что может осквернить (согласно полумифическому «плану Даллеса») неокрепшие души юношей и девушек трёпом о «ценностях» западного образа жизни с его безбожием и перевёрнутым сознанием под циничным лозунгом: «Разложите молодежь – и вы победите нацию!»

Противостоять этой человеконенавистнической идеологии, направленной на ослабление и расчленение России, необходимо всеми средствами. В том числе и путем активного формирования у молодежи чувства общероссийской гражданской идентичности, разъяснения им правдивой позиции по украинскому кризису, развитие которого неожиданно привел, как недавно выразился в Youtub-канале шахматист Г. Каспаров, к совершенно парадоксальной ситуации, невозможной лет 10 назад: «…Когда еврей-руководитель Украины просит немецкие танки для войны с русскими».

Заметили чудовищную очевидность причинно-следственной связи двух вышеприведенных цитат?! В совокупности – это классический результат прозападных устремлений киевского политического режима, целенаправленных манипуляций посредством череды мутных «майданов» на миропонимание части молодежи, взрослевшей в условиях русофобских измышлений, опошления собственной истории, этнических традиций. Не удивительно, что в итоге получили то, что и должны были получить, как мудро замечено в украинской поговорке: «Дитя что тесто, как замесили, так и выросло». И переросло в безумный раскол родственных народов, на потеху сладкоголосым недругам.

В свое время Чеченская Республика также не избежала подобного безумия, когда одураченные и финансируемые забугорными кукловодами «патриоты» разыгрывали здесь богомерзкие сепаратистские сценарии. Тогда применялись те же методы и приемы, что и современными «поджигателями огня» в Незалежной. Поэтому чеченские пожилые люди с особой настороженностью воспринимают всякие идеологизированные субкультурные заманухи-новации, «модные» лозунги, как-бы «стихийно» возникающие в молодежной среде. Соизмеряют их с глубинными интересами народа и принимают соответствующие действия во избежание непоправимых последствий.

По ряду исторических социокультурных факторов (здоровый образ жизни, разумное потребление, традиционные и семейные ценности, особенности воспитания молодежи и т.п.) чеченцы особо не боятся наступления старости. В них отсутствует ощущения одиночества, ненужности обществу, т.к. многие находятся, как принято испокон века, в кругу расширенной семьи с детьми, внуками и правнуками, нередко живущими в сельской местности единым двором в окружении многочисленных родственников – в светлом источнике позитива, поддерживающим интерес к жизни. По воле Всевышнего, все это гарантированно обеспечивает им душевный покой и постепенное, почти незаметное вхождение в качественно новый возрастной период жизни на пенсии.

В последние годы нашим старшим довелось многое пережить – испытать боль крушения Великой родины, стать свидетелями ужасов страшных войн и терактов, беззакония, деградации экономики и человеческой личности, глубочайшего разлада внутри чеченцев, смертей и без вести пропавших близких… Но, памятуя о неизбежности главного Судного дня, когда «…с каждого спросится и воздастся по справедливости», они старались жить в согласии с высокими идеалами добра, праведности, бескорыстия. С возрастом понимание этого становится особо чувствительным аргументом, который мотивирует и помогает сохранить в себе Человека! Авторитетные, духовно богатые, с красивыми манерами и твердым словом, немногословные и солидные, словно горы, наши старейшины – это милость Аллаха! Гордость и национальное достояние Чеченской Республики, сохранившие в себе в процессе сложной и противоречивой истории богатство души, непоколебимую твердость духа, священную преданность иману (вера), долгу, чести и справедливости!

А потому заметно крайне почтительное отношение к ним со стороны органов власти и лично Главы Чеченской Республики, Героя России Рамзана Ахматовича Кадырова, по указанию которого в каждом районе, крупном селении успешно действуют Советы старейшин, объединяющие в своих рядах наиболее авторитетных представителей чеченских тайпов. Здесь седовласые мудрецы исторически имеют высокий имиджевый статус и традиционно многое делают во всех сферах общественной жизни. Будучи природными дипломатами, они хорошо известны благими делами. Особенно в вопросах примирения конфликтующих сторон в их досудебном урегулировании в рамках действующего законодательства, по справедливости. Представлены они и в околовластных структурах, религиозных и других общественных организациях, осуществляющих профилактическую воспитательную работу с молодежью, в том числе и против либерально-бесовских «спецов» по промыванию мозгов, разрушающих общество изнутри.

Все более вживаясь в нынешнюю роль ветерана труда, замечаешь, что действительно все возрасты имеют свои изумительно позитивные качества. Это совершенно устоявшиеся социальные аспекты посильной жизнедеятельности, которые неизбежно «автоматом» приходят вместе с первой пенсией. Таков закон жизни – уметь реализовать себя в новой ипостаси, отдавая накопленные опыт профессии и багаж прожитых лет следующим поколениям, чтобы не оборвался мощный поток духовной энергии народа, устремленной из глубин веков.

Во многом эту тему мне напомнил один яркий и колоритный пожилой человек из Притеречья, из сказочно красивого селения ЧIанти-юрт (с. Терское), расположенного в Грозненском районе. Звали его Сулима, по фамилии Ахмадов. Его уже нет с нами (Дала гечдойла цунна!), но в связи с некоторыми обстоятельствами личного характера, из всех знакомых мне стариков, почему-то часто вспоминаю именно его. Да простят меня его родственники, если я в чем-то искажу истину, хотя только Всевышнему она доподлинно известна!

Впервые Сулиму я, кажется, увидел (или запомнил) у нас дома на мовлиде, когда был еще старшеклассником Грозненской школы в пос. Калинина (ныне – пос. Маас). Затем обратил внимание, что по разным важным поводам отец отправляет за ним в село моего брата Нажмутдина. Стало понятным, что Сулима – это наш родственник и приятный собеседник для моего отца.

Харизматичный, с благородной внешностью и строгим проницательным взглядом человеком был Сулима. В уже далекие 60-е годы прошлого века вначале он показался мне, городскому юноше, выросшему на примерах эпических национальных героев, неким классическим чеченским мудрецом с беспрекословным авторитетом и влиянием, обладавшим, как часто было видно, большим общественным весом в ситуациях, когда предстояло управлять волей масс. Особенно в трагические дни похорон, когда близкие усопшего, потрясенные обрушившимся горем, были подавлены и нуждались не только в простом человеческом сочувствии и поддержке, но в помощи со стороны умеющего регулировать традиционные похоронные предписания Шариата, без суеты, четко и твердо управлять ими. В этом качестве, мне кажется, равных Сулиме в нашем селе тогда не было. В такие тяжкие минуты он всегда находил нужные слова утешения, громко призывая к терпению и искреннему упованию на милость Аллаха, предаваясь Его воле. Возникало ощущение, что он является родственником для всех жителей этого небольшого селения.

Принимая на себя процедурную ответственность траурного ритуала, он со своими добровольными помощниками решительно и в строгой последовательности управлял процессом, непоколебимо следуя мусульманским обрядам и местным адатам. Судя по всему, его знания в этой области были безупречными – с ним советовались, беспрекословно исполняли его четкие и логичные указания. По всей видимости он до тонкостей знал все обязательные и желательные мероприятия. Как важнейший распорядитель ничего не упускал из вида, сам пояснял и комментировал их значимость, как бы для усвоения молодежью важность каждого скорбного действа.

Еще до визуального знакомства я был наслышан о благих делах таинственного Сулима. Однажды мы с отцом с некоторым опозданием приехали на похороны родственника в местечко под названием «2-й молсовхоз», что находится в нынешнем Висаитовском районе г. Грозного. Как оказалось, похоронная процессия уже выехала через станицу Первомайскую (Мамакхи-юрт) на кладбище в с. ЧIанти-юрт. Догонять ее было бессмысленно – слишком большой круг предстояло совершить. Кто-то из знакомых предложил поехать напрямую, через Терский хребет, по «Тропе Сулима». Они подсели к нам в машину, уверенно отрезав: «Так будет почти втрое ближе». Мы на «Москвиче» с моим отцом за рулем рванули напрямую. Сразу оговорюсь, рекомендованный ими маршрут (по которому якобы еще утром приехал Сулима) пестрил паутинами едва заметных извилистых тропок, местами испещренными ямками и ухабами. Но все же имела достаточно приличный вид. Изредка мелкая колея, оставленная Сулиминым транспортом, была скрыта под мелкими лужицами, не позволяя нам ехать с устойчивой скоростью. Тем не менее, расстояние в 9-10 км. до кладбища за хребтом, где сходятся границы Грозненского, Надтеречного и Висаитовского районов, мы одолели своевременно – скорбная процессия уже приближалась к месту назначения.

Позже стало понятным и абсолютно мотивированным происхождение данного местечкового топонима «Тропа Сулима». Как было сказано выше, по ту сторону Терского перевала, в Грозненской городской зоне проживало много семей, выходцев из Притеречья, родовые кладбища которых были расположены вдоль правого берега реки Терек. Географически близкие населенные пункты, разделенные холмистым бездорожьем, создавали ощутимые трудности. Ездить друг к другу приходилось в объезд гористого хребта, совершая значительный крюк: либо через Толстой-юрт, либо Мамакхи-юрт. И якобы когда-то Сулим с сельчанами и обратился к бригаде знакомых нефтяников, несших поблизости рабочую вахту, с просьбой помочь обновить техникой ранее проторенную людьми тропу. И до своей кончины активно пользовался именно этим маршрутом в случае острой надобности, время от времени ее благоустраивая и питая надежду, что в будущем тропа станет широкой и ухоженной дорогой для людей, что появятся бескорыстные меценаты или щедрые бизнесмены, готовые во имя довольства Аллаха обустроить ее, по которой в те времена из села в город и обратно нередко пешком ходили люди друг к другу в гости.

Прошло уже много лет после ухода Сулима из земного мира. По всей вероятности, он и не дожил до моих сегодняшних 72-х лет – не знаю. Мне он всегда представлялся такой масштабной, колоритной и крупной фигурой в прямом и переносном смыслах – одетый в национальном стиле, в мягких полусапожках (пезгаш) в калошах и с увесистым, гладко обработанным посохом, который, даже возвышаясь над его ростом, был к лицу его роскошной массивной фигуре и басистому голосу, в коих всегда усматривалась природная сущность его владельца – добродушие и открытость.

Он казался громадиной, как бы нависая сверху, почти физически довлея над собеседником. Это я ощутил на себе, когда в начале 90-годов работал в Совмине республики. В тот период уже повсеместно активно возводились мечети, и вдруг я слышу на нашем этаже, еще на лестничной площадке нарастающие звуки грузных шагов нескольких человек вперемешку с глухим стуком посохов о каменные ступени коридора. И знакомый мужской голос: «Где сидят здесь эти наши родственнички?» – особенно сильно выговаривая слово «сидят» и громко, на все здание называя по имени и фамилии меня и моего коллегу Абдуллу Б.

Естественно, я по голосу и манере речи узнал Сулиму и вышел ему навстречу. Он широко улыбнулся и говорит: «Я же говорил – они здесь работают, то есть сидят. Во всех селах люди мечети строят, а эти здесь сидят…» Возражать было бессмысленно, действительно так и было. Ибо работа на госслужбе иногда предполагает работу с документами и точно, сидя за столом. Понятное дело, свою «порцию» от него я получил. Однако все его поручения аккуратно записал и пообещал в течение недели решить порученную мне часть вопросов. И, желая перевести фокус его «атаки» от себя, я с радостью сообщил, что наш родственник Абдулла также «сидит за столом», но уже на 4 этаже. И с максимальной готовностью проводил их к нему.

Мы часто и заслуженно называем своих предков до седьмого колена, помним и гордимся именами соотечественников, прославившихся героическими поступками, незыблемыми назиданиями духовных просветителей, добрыми делами для региона. Это и есть основа наших адатов и национальной конституции, вся суть которой концентрированно выражена в этническом духовном Кодексе чести «Нохчалла». Спору нет, в каждом чеченском селении найдутся беспокойные люди вроде пенсионера Сулима, который, казалось, своим возрастом никак не был обременен. Без суеты энергичный, он всегда был занят каким-либо общественным делом, находился в движении, в гуще людей. Пока есть силы, стремился творить добро. И когда был чем-то/кем-то недоволен, мог издали, как бы играючи, озорно пригрозить, размахивая в воздухе всем знакомым его неизменным атрибутом – массивным посохом, источая при этом безграничную доброту и расположение духа.

По себе знаю, современному пенсионеру важно не потеряться в неожиданно открывшихся горизонтах свободного времени, когда уже никуда не надо спешить. Кто-то из них берется за мемуары, другие увлекаются рыбалкой или охотой, путешествиями, коллекционированием либо воспитанием внуков. Но немало людей с особой харизмой, складом характера и жизнедеятельные, как и Сулима, остаток жизни посвящают общественному служению. Прямо в русле утверждения классиков о том, что «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Иными словами, выход на пенсию для этой категории человечества – это иное качество жизни, предполагающее продуктивную вовлеченность в дела общества. Это еще и желание помогать власти в ее многогранной деятельности по улучшению условий жизни людей с тем, чтобы наш дом – благословенная Чеченская Республика стала еще краше и уютнее в этом райском уголке планеты, которая в последние годы стала широко известной великими свершениями своих достойных сыновей и дочерей на стратегическом пути первого Президента ЧР, Героя России А-Х. А. Кадырова по сохранению мира и территориальной целостности страны, по укреплению единства общества и власти, гарантирующих устойчивое созидательное развитие и процветание нашей республики, которая в этом году отмечает 100-летний юбилей чеченской государственности!

Магомед Дадуев,

член консультативного Совета при Главе ЧР, пенсионер госслужбы

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |