Ср, 29 июня, 21:32 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Общество » Вдовья доля

Вдовья доля

22.02.2017 10:56

Посвящается вдовам защитников Отечества...

В своей статье я не пытаюсь сделать для читателя какое-то открытие. Речь пойдет о солдатских вдовах. На страницах газеты «ЗОЖ», которую я всегда выписываю и с удовольствием читаю, опубликованы замечательные статьи таких авторов, как Геннадий Владимирович Пушечников («Поставьте памятник вдове», № 14 за 2008 г.), Лидия Евгеньевна Попова («Памятник вдове должны поставить мы», № 18 за 2008 г.), Любовь Васильевна Прасолова («Скорбящей, работящий, поющей», № 21 за 2008 г.), рассказывающие о подвигах и судьбах вдов защитников Отечества. Автор этих строк сразу же откликнулся на эти статьи. Думаю, что не будет лишним напомнить о них читателям. Рекомендую прочитать. В указанных статьях отражается крик души, который невозможно воспринять без содрогания и слез.

Памятник вдове, к великому сожалению, еще не поставлен. Этот вопрос остался открытым. Кто же его поставит, как не мы – дети солдатских вдов, и если кто-либо возьмется его воздвигнуть – я первый внесу свою лепту. Неважно, где он будет стоять, но с уверенностью могу сказать, что к нему не зарастет народная тропа.

А теперь я хочу привести несколько эпизодов из жизни моей мамы – Сильмат (Селимат) Пуциговой-Абдулазиевой, солдатской вдовы. Доля, которая досталась ей, постигла многих женщин, таких же солдатских вдов из всех народов нашей большой страны. И сам я являюсь сыном солдатской вдовы.

Мой отец, Хасмагомед Абдулазиев, 1910 года рождения, уроженец с. Нижний-Наур (ныне – Надтеречное) ушел на войну, когда мне было шесть месяцев. Кроме меня, у родителей была дочь Макка. Папу призвали в Красную Армию 14 июня 1941 года. Хасмагомед Абдулазиев служил в 641-ом стрелковом полку 37-ой стрелковой дивизии. С первых же дней участвовал в Великой Отечественной войне. В августе 1941 года мама получила от отца первое и последнее письмо. Писал он из под Киева. Сообщил родным, что идут тяжелые бои против фашистских захватчиков и он не знает, суждено ли ему вернуться домой с этой лютой войны. Мама Сильмат вскоре получила извещение, в котором говорилось: «Ваш муж, солдат Абдулазиев Хасмагомед, уроженец с. Н-Наур Надтеречного р-на Грозненской обл., в бою за Социалистическую Родину, верный сыновней присяге, проявив геройство, мужество, находясь на фронте, пропал без вести в ноябре м-це 1942 г.». Так наша мама в свои 22 года стала вдовой.

Словно мало было одной беды – наступил трагический для нашего народа 1944 год, ссылка в Казахстан. Мне тогда было всего три года, но организаторы депортации, навесившие на весь наш народ ярлык «врагов народа», с этим не считались. Выселили всех без исключения, якобы за пособничество фашисткой Германии. В том числе и я – сын защитника Отечества, сложившего голову ради приближения Победы над гитлеровскими полчищами, оказался в списках врагов народа.

В депортации, особенно в первые годы, какие только ужасы нам не пришлось увидеть и вынести: холод, голод, болезни, массовая смертность среди людей. У нас не было своего дома. Мы ютились то у одних, то у других по несколько семей в маленьких комнатушках. Всем было трудно, но друг другу помогали. Наша семья в первые два года поменяла четыре места жительства. Об этом трудно рассказывать. Меня поймет лишь тот, кто все это испытал на себе.

Было это уже после Победы, летом 1945 года. Мы в то время жили у русской семьи Шаталиных. В этот день шел дождь. Все бушевало, сверкало, гремело. Казалось, вот-вот небо обрушится на нас. Мама была на работе, на полевом стане, а бабушка по отцу ушла собирать кизяк для топки печи. Боясь оставаться одни в доме, я и сестричка вышли из маленькой комнаты, которую нам предоставила хозяйка дома. Имени я не помню, но дочь ее звали Галей. Мы с сестрой стояли, прислонившись к стене, с подветренной стороны, прижавшись друг к другу, и плакали.

Дождь со временем немного утих. В это время с работы вернулась мама. Она окликнула нас, и мы побежали к ней навстречу. Мама была вся мокрая, босая, в стареньком платье. Она под дождем бежала домой, держа в одной руке тапки, а в другой – маленький узелок с завернутой кашей в чашке, которую ей дали в бригаде на обед. Мама стала кормить нас прямо с рук. Оставили немного и бабушке. Этот эпизод очень прочно врезался в мою детскую память. Он проходит в ней красной нитью и остается тяжелым грузом в моей душе.

В качестве спецпоселенцев мы жили в поселке № 10 колхоза «Коллективный» Осокаровского района Карагандинской области. Вместе с нами там на тех же условиях проживали немцы, татары, греки, а также раскулаченные русские семьи. Все мы жили одной дружной семьей, потому что нас объединяло общее горе, одна беда и боль.

Местное население относилось к нам дружелюбно, никто нас не оскорблял, не называл бандитами и врагами народа, а напротив – все помогали, чем могли.

Шли годы. Колхоз выделил нам развалившийся крошечный дом. Мы ему очень радовались: наконец-то, будет у нас свой собственный угол. Приходя с работы, мама допоздна занималась его ремонтом. Бригадир Степан Юршин пораньше отпускал маму с работы, чтобы до наступления холодов она смогла завершить его ремонт. Она копала дерн, потому что самана не было. Этим дерном она клала стены. Мы с сестрой, как могли, помогали ей, и она этому радовалась. Помогали нам также некоторые жители села: кто принесет доску, кто дверь, кто окно. Таким образом, мама слепила нам «гнездо», а когда ремонт закончился, к нам сам напросился печник и бесплатно выложил печь. Люди стали приносить и разную домашнюю утварь. Таким образом мы зажили счастливой для нас жизнью. До сих пор я благодарен всем, кто помог нам тогда, не оставил в беде, позволил выжить. Честь и хвала им.

Особенно мне запомнилась добрая, чуткая к нашей беде немецкая семья Адама Деханта и его супруги Франциски. Эта семья помогала нам, чем только могла. Я и сейчас поддерживаю дружеские отношения с их дочерью Лидией Дехант, которая живет в г. Астана. Запомнились также наши добрые соседи Каменевы. Их дочь Мария была близкой подругой моей сестры. В данное время она проживает в с. Осакаровке, Карагандинской области. Таких, как эти семьи, в Казахстане было немало. Они с большим теплом и заботой относились к нам. И мы их никогда не забудем.

Когда настало время учебы в школе – у нас не было нормальной одежды, обуви, тетрадей, учебников, ни чернил, ни карандашей. Да и всем тогда было нелегко. Некоторое время приходилось писать на газетных полосах морковью. Газеты нам давал наш сосед, главный бухгалтер колхоза Цицорин. Мы не сетовали на трудности, потому что у нас была очень большая тяга к знаниям. Никто нас не заставлял учиться, но мы стремились к знаниям изо всех сил. Обидно становится, когда об этом рассказываешь, а нынешние юнцы остаются равнодушными: мол, у вас время такое было. Да, время было сложное, тогда даже за маленькую повинность наказывали. Трудно нам было выживать в этих условиях без отца, и таких семей было много.

В день выселения чеченцы и ингуши с собой почти ничего не взяли. Прибыли, можно сказать, с пустыми руками и мало чем могли помочь друг другу. Но со временем жизнь стала налаживаться.

Летом мама работала в бригаде на разных работах. Кем только не приходилось ей быть: пахарем, жнецом и косарем, как и многим другим вдовам нашего поселка. Зимой она работала на центральном складе. Помню, как она приносила домой пшеницу, чтобы очистить ее от сорняков. На следующий день ее надо было возвращать на склад. Даже сорняк мы не выбрасывали. И его надо было вернуть на склад: все это взвешивалось, чтобы сравнить с предыдущим весом. Мама строго велела мне и сестре следить, чтобы ничего не пропало. И вот мы с сестрой, при свете керосиновой лампы, допоздна сидели и чистили эту пшеницу. И не дай Бог, если в весе будут расхождения! Могли быть большие неприятности. Здесь, как никогда кстати звучат строки из стихотворения Г. В. Пушечникова, проживающего в Курской области:

Поставьте памятник вдове,

За стойкость в сталинские дни.

За колоски! За трудодни!

За подвиг ратному сродни!

Вот такое бережное отношение было у нас к хлебу, да и к любому зерну. Не то, что сейчас происходит. Сердце кровью обливается, когда видишь растоптанный хлеб в общественных местах. Где он только не валяется.

Летом, на каникулах, когда мне было 13-14 лет, я уходил в отгонные участки колхоза на сенокос, зарабатывать трудодни, стараясь чем-нибудь помочь и обрадовать маму.

Однажды, я пошел с ней в бригаду, где мама работала. В обеденный перерыв, когда оставалось немного свободного времени, женщины собирались в круг и запевали непонятные, грустные песни. Мама не знала русского языка, но догадывалась, о чем они поют. Мы с ней сидели в сторонке и слушали. И вот, к нам подходит одна русская женщина, берет маму за руку и ведет ее к собравшимся женщинам. Обнявши друг друга, они тихо плакали. Плакала и мама.

Я спросил у мамы, почему они все плакали? Она ответила: «У всех у нас одно общее горе: наши мужья не вернулись с войны». Эти женщины не сломались, они все вынесли на своих хрупких плечах в самые тяжелые времена. Здесь мне хочется привести читателям строки из стихотворения Л. В. Прасоловой:

Тащила непосильный воз,

Детишек берегла

И мужа до седых волос,

Тайком от всех ждала.

Как-то я застал маму плачущей с извещением в руках о без вести пропавшем на войне моем отце. И когда я ее спросил: «Почему ты плачешь, кто тебя обидел?» - она ответила: «Я не плачу и никто меня не обидел». Стараясь скрыть от меня слезы, быстро вышла. Я знал, почему она плакала: она долго ждала возвращения моего отца, ведь в извещении о без вести пропавшем, все же теплится какая-то надежда. И эта надежда умерла 23 марта 2008 года, вместе с ней.

Последние 15 лет мама оставалась прикованной к постели. В возрасте 89 лет, в здравом уме и твердой памяти, ее не стало. Она так и не дождалась своего мужа, ушедшего на фронт в далеком 1941 году. Перед смертью она сказала мне: «Прости меня, если я когда-нибудь тебя обидела». Я спросил: «За что?», а она ответила: «Все могло быть в жизни». Мама никогда не обижала меня, любила материнской любовью и оберегала. Как можно не простить родную маму, ведь дети всегда остаются в долгу перед своими родителями. У нас в народе говорят: «Если родителям грозит опасность, то первой спасай маму». Вот какая она бесценная и неповторимая.

В заключение, от чистого сердца хочу сказать огромное спасибо вдовам без вести пропавших на войне советских солдат за то, что они поставили нас на ноги, вывели в люди, дали образование. За их стойкость, мудрость, мужество, терпение, за доброту и ласку. Самое главное – они не оказались отверженными обществом, и покорно несли на себе этот тяжкий крест, бережно храня память о наших отцах. Вдовы не запятнали честь наших отцов. Поэтому нам, их детям, не стыдно за своих мам. Низкий им за это поклон!

Рамзан Абдулазиев,

ветеран труда, житель с. Надтеречное

Надтеречного района Чеченской Республики

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |